Сегодня
27 ноября
Валюта
76.01
90.26

Сладкий бизнес Прохоровых

Пасечники закончили откачку мёда и «уложили» пчёл на зимовку. Но это не значит, что в холода хозяева полосатых подопечных будут сидеть сложа руки. Им предстоит большая подготовительная работа к следующему сезону. О быте крылатых диаспор и о ложке дёгтя в медовом бизнесе нашему корреспонденту рассказали мостовские пасечники Прохоровы.

 

Максим ПрохоровМаксим Прохоров – потомственный пчеловод Когда-то давно пасекой обзавёлся его прапрадед Иван. С тех пор и повелось передавать секреты ремесла из поколения в поколение. Максима никто не склонял связать свою жизнь с пчёлами. Всё как-то само собой получилось. Женился, решил продолжить медовое дело. Вместе с новой семьёй родилась и
новая пасека – Максима и Марины Прохоровых. Родители, конечно, помогали. Но основной труд лёг на плечи молодых. Впрочем, Максим чуть ли не с детского сада в курсе всей закулисной жизни пчеловода.

— В улье живёт одна определённая семья, она состоит примерно из 1000 родственников. У нас таких более 100 пчелосемей. В каждой большой ячейке пчелиного общества строгая иерархия: матка (производит потомство), пчёлы-охранницы (стерегут жильё), разведчицы (ищут источники нектара, затем оповещают своё семейство), няни (кормят маленьких особей), сборщицы (приносят нектар), приёмщицы (перехватывают и перерабатывают груз сборщиц). И даже пчёлы-уборщицы двух специализаций: одни в прямом смысле выносят сор из избы, причём не бросают его рядом с ульем, а отлетают на 10-20 метров, уборщицы же другого разряда дезинфицируют прополисом ячейки сот.

— А вы к пчёлам относитесь как к домашним животным? Общаетесь с ними? Может быть, ласково обращаетесь к ним? Или же насекомым эти сантименты ни к чему?

— Конечно, мы с ними разговариваем, — подхватывает диалог супруга. Им тоже нужна любовь. Иногда обращаюсь к пчеломатке: «Ты моя хорошая, как у тебя дела? Крепись, моя маленькая», — поделилась Марина. – Этим делом нужно жить, пчёлы не принесут ни мёда, ни
удовольствия, если к ним холодно относиться.

Держать пасеку ленивый человек не сможет. Он просто обязан сам трудиться как пчела. В противном случае, если насекомые не получают должного ухода, они собираются в огромный рой и дружно улетают. Так нерадивый пасечник остаётся и без пчёл, и без мёда. Зимой нужно ремонтировать ульи, летом — обрезать рамки, качать мёд, переносить вручную тяжёлые дома пчелиных семейств, перевозить пасеку с места на место.

Максим и Марина в шутку называют себя кочевниками. Вначале путешествуют с пасекой, потом по ярмаркам разъезжают. Торгуют в крае, на Ставрополье, в Москве, Астрахани, Дагестане, Чечне, Старом Осколе, Саратове. А своих полосатых питомцев за нектаром иногда везут за 1000 километров от Мостовского. Выражаясь языком пчеловодов, «гонятся за цветом». К примеру, в Волгоград едут за нектаром гречихи и донника, в Ростовскую область – за нектаром кориандра, эспарцета.

Марина ПрохороваВ среднем за сезон пчёлы дарят своим заботливым хозяевам до 10 тонн мёда. За лето выходит обычно не больше пяти видов: липа, подсолнечник, каштан, кориандр, акация, например. Последний сорт, как правило, в изобилии. В день медосбор одной пчелосемьи на акации составляет около пяти килограммов (один улей контрольный – он на весах. Если не тяжелеет, пасечники вынуждены вновь отправляться на поиски «пчелиной кормёжки»). В то время, как на каштане полосатому семейству за световой день удаётся набрать от 500 граммов до 1,5 килограмма.

— Каштановый – самый дорогой мёд в нашем ассортименте. Ехать нужно аж в Лазаревку. Деньги платим за то, что размещаем пасеку. Въезд транспорта также надо официально оформить. Розничная цена выходит 800-1000 рублей за килограмм, — рассказали супруги.

Самый дешёвый подсолнечный мёд – 150 рублей за кило. Наибольшим спросом пользуется акация.

— Она долгое время не кристаллизуется – год-полтора точно. А вообще, мёд разный, некоторый покупатели называют необычным. Тот же каштан тёмный с красным отливом, на вкус терпковатый, с нотками горечи. Но любой мёд — это лекарство. Липа обладает противовирусными, ранозаживляющими свойствами, гречиха помогает поднимать гемоглобин. И так про каждый можно рассказывать часами.

Ещё очень полезна так называемая медовая продукция – смесь прополиса и мёда или мёда с пергой (пыльцой, законсервированной пчёлами для потомства), — проинструктировала Марина.

Прохоровы посетовали, что сейчас всё чаще стали появляться подделки. Нерадивые пчеловоды попросту выдумывают сорта мёда. На своём официальном сайте российский национальный союз пчеловодов призывает потребителей «не быть падкими на «экзотические»
сорта мёда, не покупать что-то особенное, с названием, которого в природе не существует. Не бывает в России товарного мёда фейхоа или ананасного».

— Обидно, что людей обманывают и подрывают нашу репутацию. И что самое неприятное, ведь научились подделывать натурально: и цвет, и консистенцию мёда, даже по вкусу иногда сложно определить. Но бог с ним, с ароматом, полезных свойств ноль, а то и вообще химия сплошная, которую халтурщики выдают за натурпродукт. А ведь получить мёд — это адский труд. Иногда, когда качаешь, кажется, что руки отнимаются, — рассказал Максим. Марина тоже работает не жалея себя.

Пчёл нужно холить и лелеять. И даже лечить. В противном случае труженицы могут заболеть варроатозом, который приводит к внешним дефектам: могут появляться особи с искривлёнными крыльями или без них вообще. Ещё один враг медоносных пчёл – это трахейный клещ. Он поселяется в теле насекомого и буквально съедает его изнутри.

Этот год выдался сложным для Прохоровых. Больше половина пчелосемей зимой погибла. Выжило только 20.

Пасека Прохоровых— Докупали маток. Решили завести новые породы. У нас в основном были кавказские пчёлы, которых называют кавказянками. Их характерная особенность – длинный хобот. Они ищейки, в любом случае добудут нектар, даже в плохой сезон. А в этом году поселили три новые породы: кардаван, бакфаст, карника.

— Чем они отличаются друг от друга?

— Цветом, характером, комплекцией. Они в отличие от кавказянок работают на объём  приносят больше мёда. Но хоботок у них меньше и в голодный год могут ничего толком не запасти. Эти пчёлы (которых держали и которых докупили) довольно спокойные. Среднерусская же порода, например, очень злая и опасная, кусает всех и вся: и людей, и животных.

— Кстати об укусах. Часто терпите такие издержки производства?

— Кусают, конечно. Но это уже не так больно, как в детстве. Сейчас, если ужалит, так чуть припухнет. А раньше пол-лица разносило. Есть даже фотография в семейном архиве, где мы с братом стоим на пасеке на фоне трактора какого-то – у него левый глаз заплыл, у меня правый, — поделился воспоминаниями Максим и рассказал народный совет: – Если укусила пчела, в первую очередь нужно достать жало, потом намазать рану сырой землёй. Она будет подсыхать и вытягивать яд.

Сказать, что пчеловодство – сложное дело, значит, не сказать ничего. Начинающие пасечники
иногда переоценивают свои возможности и забывают, что пчёлы — высокоорганизованные насекомые, требующие не меньшей концентрации способностей от своих хозяев.

 

Мария Давыдова. Фото из архива Прохоровых.

 

 

Цифра номера

 

4290 пчелосемей живут в Мостовском районе.
В среднем это где-то более четырёх миллионов тружениц. Чтобы вы съели чайную ложку мёда, пчела должна сделать 1000 вылетов!

 

Из жизни пчёл

 

Допустим, неожиданно пошёл дождь. Труженица в пути. Родная семья далеко. Рядом – чужие ульи. Пчела, в принципе, может найти временное убежище у знакомых. И то при одном условии — если она с нектаром. Его она отдаёт семье, которая её приютила, пережидает непогоду и летит восвояси. В противном случае, если пчела решила залететь с «пустыми руками», шансов выбраться живой от соседей у неё практически нет.

Опубликовано 22 окт 2015 | 3 582 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению