Сегодня
19 сентября
Валюта
64.47
71.53

Просто Модестовна

Людмила Федина – врач-эпидемиолог Мостовской ЦРБ, несовершеннолетний узник фашистских концлагерей, человек, никогда не забывающий о великом подвиге народа.

Драма жителей Старой Руссы
6 апреля нынешнего года указом президента России городу Старая Русса, что в Новгородской области, присвоили звание «Город воинской славы». Это событие очень взволновало и обрадовало Людмилу Федину. Со Старой Руссой связан один из самых драматичных эпизодов в жизни её семьи. Здесь же в 1938 году Людмила Модестовна родилась.
Старая Русса на тот момент была современным городом с фабриками и заводами, кинотеатрами и библиотеками, а также с богатым культурным и историческим прошлым. В нём мирно жили и трудились мама и папа Людмилы, родственники, а также около 37 тысяч других горожан. Но вскоре всё круто и страшно изменилось. Хорошо, что Людмила Федина была тогда ещё совсем маленькой девочкой и ничего о том времени не помнит.
Не помнит она, как в июне 1941-го объявили о войне и всех боеспособных мужчин Старой Руссы, в том числе и её отца Модеста Разумовского, призвали на фронт. Не помнит, каким кошмаром с того момента стала жизнь горожан. Её родной город имел важное стратегическое значение для немцев. Поэтому гитлеровцы не жалели сил, чтобы занять Старую Руссу. Не помнит Людмила Модестовна массированные бомбардировки города фашистскими самолётами, превращавшие его в руины. Не помнит, как в августе 1941-го немцы вошли в Руссу и как начали расстреливать и увозить в плен ещё совсем недавно свободных людей, как её вместе с мамой, тётей, двоюродной сестрой, дедушкой и множеством других жителей погнали в Германию.
Стёрлись из памяти Людмилы Модестовны четыре года, проведённые в чужой стране сначала в концлагере, а затем в усадьбе одного немецкого помещика, который ушёл воевать. В его хозяйстве советские пленники трудились по 12 часов, а дети тем временем находились в бараке под присмотром одного из взрослых. Хозяйка усадьбы, немка, иной раз приносила детишкам то пирожок, то булочку. Называла их на свой лад — kinder. Она была такой же жертвой войны. Но и этого ничего не помнит Людмила Федина. А в марте 1945-го городок, где находились пленники, заняла Красная Армия. Теперь староруссцы трудились на благо своих людей. Домой семья Фединой вернулась только в 1946-м. Кстати, Старую Руссу освободили лишь в феврале 1944 года. К тому моменту город представлял собой ужасающее зрелище. В нём не осталось ни одного жителя, а из огромного количества домов уцелели всего четыре.
А вот единственный эпизод, который помнит Людмила Федина с тех времён, более-менее безобиден. Произошёл он в Старой Руссе в момент возвращения семьи из Германии. Тогда бушевали различные эпидемии, и всех, кто приходил в город, обрабатывали в дезинфекционных камерах. Запомнился неприятный запах специального мыла и то, как заплакала, надев горячую одежду, только-только обработанную паром от вшей. По иронии судьбы спустя годы своей главной профессией в жизни Федина изберёт профессию эпидемиолога.
Интересно, что о своей жизни в немецком плену наша героиня могла и не узнать, если бы, будучи уже взрослой девушкой, заканчивающей институт, случайно не нашла дома одну старую справку. Это была характеристика, данная её матери Вере Разумовской. В ней сообщалось, что женщина добросовестно работала с марта по ноябрь 1945-го в расположении красноармейцев в Германии. Вот тут-то удивлённая девушка и выяснила, как мама оказалась там.

Памятный Ленинград
Староруссцы совершили настоящий подвиг, восстановив свой город из руин. А пока строили его, жили в землянках. По возвращении выяснилось, что отец Фединой без вести пропал в 1943 году. Мама вскоре познакомилась с одним из защитников Старой Руссы Павлом Дроздовым и вышла за него замуж. Павел Ильич стал вторым отцом для Людмилы Модестовны. Когда она раздумывала над поступлением в высшее учебное заведение, он сказал так: «Людочка, если хочешь учиться, я продам последнюю шинель, лишь бы ты выучилась». Людмила Федина поступила в Ленинградский санитарно-гигиенический мединститут. Многое ей дал сам Ленинград. И не только в плане богатой культуры.
Людмила Модестовна благодарна тому, что узнала настоящих ленинградцев – тех, которые пережили блокаду. Федина тогда снимала комнату в квартире одной ленинградской семьи. Питалась она по-студенчески: от случая к случаю. Видя это, однажды дочка хозяйки пригласила Людмилу пообедать с ней и с матерью. Всё съела студентка, только оставила небольшой кусочек хлеба. Хозяйка отчего-то заплакала и вышла из-за стола. «Ты что? – сказала её дочь Людмиле. – Не расстраивай маму! Доешь хлеб! — и тихонько продолжила. — Она теперь даже когда режет булочку и остаются крошки, тут же сгребает их в ладошку и быстро съедает». Людмила не могла обидеть этих людей. Она доела свой кусочек хлеба, а хозяйка вернулась и поблагодарила её. С тех пор и у Людмилы Фединой к хлебу уважительное отношение. Этому она научила и своих детей.
Ещё с блокадниками Людмилу Модестовну связывает Пискарёвское кладбище, где захоронены жертвы голодных ленинградских лет. Вместе с другими студентами она занималась его восстановлением. Многое дал Фединой Ленинград. Она до сих пор называет этот город Ленинградом и никак иначе.

К жизни с любовью
После учёбы в институте Людмила Федина по распределению оказалась в Новосибирской области и вместо одного обязательного года работы задержалась там на 10 лет. Трудилась сначала замом главного врача по санэпидвопросам, а затем и главным врачом. Здесь она родила двоих детей: Серёжу и Тамару. А в 1976 году Людмила Федина по наставлению мужа, который был лесником, переехала в Мостовский район. Отношения у супругов в дальнейшем не сложились.
Людмила Модестовна работала в мостовской санэпидемстанции под руководством тогда ещё молодого Анатолия Лозова, ныне председателя совета ветеранов района. А с 1997 года стала эпидемиологом в Мостовской ЦРБ, где трудится до сих пор.
«Почему-то все меня в больнице называют просто Модестовна», — удивляется Федина. Пожалуй, ничего в этом удивительного нет. В больнице она как родная, без неё трудно сегодня представить наше медучреждение. К тому же в обращении «Модестовна» кроется огромное, заслуженное уважение.
Людмиле Фединой 76 лет, а она, не сбавляя оборотов, в течение дня путешествует из поликлиники в больницу, в полном объёме выполняя свои врачебные обязанности. Сама женщина в отличие от окружающих ничего грандиозного в своих поступках не замечает. Она просто живёт так, как и всегда, – с большой любовью к этой самой жизни и с никогда не прекращающимся желанием учиться чему-то новому. Людмила Модестовна сегодня перечитывает Пушкина и уже прицеливается к Лермонтову. Любит путешествовать и ходить на концерты.
И конечно, всегда с Людмилой Фединой остаётся память о жертвах и героях Великой Отечественной войны. «Я всего лишь одна из миллионов песчинок, которые сорвал со своих мест вихрь жестокой войны, — говорит она про себя. – Наши мамы и папы, дедушки, прадедушки пережили настоящий ужас. Хорошо, что сегодняшние дети интересуются этой войной. Нельзя её забывать, нельзя, чтобы такое повторилось!».
Каждый раз, проходя мимо Вечного огня в парке Победы, она останавливается и про себя благодарит и вспоминает своих родителей — Модеста Разумовского, Веру Разумовскую, Павла Дроздова, которых нет в живых, родственников и всех, кто жил и погибал в годы Великой Отечественной войны. Людмила Федина очень хочет, чтобы люди в городах и деревнях России, суетливо проносящиеся мимо памятных мест войны, хотя бы на миг прекращали свою беготню и склоняли головы в благодарности.
А в этот юбилейный, радостный праздник Победы она возьмёт фотографию своего второго папы Павла Дроздова, участника войны, героя, ныне покоящегося в старорусской земле, и гордо пройдёт с ним в Бессмертном полку.

Дмитрий Бунтури.

Опубликовано 7 май 2015 | 1 284 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению