Сегодня
30 января
Валюта
69.34
75.41

Пережившая плен

Ежегодно, 11 апреля, во всём мире отмечается День освобождения узников фашистских концлагерей. Люди, пережившие войну, помнят бомбёжки, пожары и голод. И всё же самые страшные воспоминания хранят те, чьё детство прошло в фашистских лагерях. Мария Крамар из станицы Переправной как раз из тех, кто побывал в нацистском плену. Сегодня она делится своими детскими воспоминаниями.

 

Мария Крамар

 

Когда началась война, ей было всего шесть лет. Жили они на Псковщине, в деревне Кавезино. Рядом проходила дорога Ленинград — Минск. Поэтому фашисты оккупировали их населённый пункт одним из первых. К тому времени отец Марии вместе со сводными братьями был уже на передовой. Надо сказать, что все мужчины, призванные на фронт из Кавезино и соседних деревень, погибли ещё в самом начале войны, приняв удар на себя.

Мать Марии осталась одна с троими детьми. Полицаи постоянно притесняли женщину, зная, что муж её был коммунистом. Они угрожали, вызывали на допросы и даже хотели расстрелять, но потом пощадили. Самые страшные времена настали, когда оккупанты стали отступать от Ленинграда. Они вывозили всё, что могли, и даже людей. Народ был в ужасе, кругом слышались крики и плач. Так Мария и её близкие оказались в Германии.

Вначале их долгое время держали на вокзале. Это была сельская местность, в 60 километрах от города, название которого девочка не запомнила. Людей распределили по разным концлагерям.

— Кормили нас один раз в день баландой из свёклы, — вспоминает Мария Ивановна.

— Давали ещё булку хлеба на 15 человек. Рядом с лагерем был большой вокзал. Там мужчины обслуживали железную дорогу, а женщины мыли пассажирские вагоны и занимались уборкой.

В то время, как взрослые работали, дети были предоставлены сами себе. В шесть часов вечера в лагере объявляли отбой. Им ещё хотелось погулять на улице, а приходилось укладываться спать в душных казармах. Мария Ивановна рассказывает, что фашисты особо не зверствовали. Правда, был один случай, когда лагерные мальчишки, увидев через колючую проволоку местных жителей на велосипедах, забросали их камнями. Вот тогда гитлеровцы избили ребят плетьми.

Мария Ивановна отчётливо помнит двух пожилых охранников, которые приносили вещи для детей пленных. Одежда к тому времени совсем истрепалась, и такая помощь была очень кстати.

— Некоторые местные жители тоже сочувствовали нам, — делится она. — А кто-то с любопытством разглядывал, как обезьян, немытых и нечёсаных ребятишек.

Близилась победа. Спустя год узников освободили американцы, но ещё некоторое время люди жили в лагере. Теперь Мария с друзьями могла рассмотреть всю округу. Однажды дети заметили, как люди на станции выбрасывают вещи из вагонов. Оказалось, что фашисты, отступая, уезжали на пассажирском поезде, а багаж отправляли товарняком. На одной станции товарный поезд остановили, а пленные и местные жители стали грабить чужое добро. Те, кто был посмелее да порасторопнее, первыми потрошили тюки и прибирали к рукам дорогие приличные вещи. А когда мать Марии решилась взять кое-что из одежды, уже остался практически ненужный хлам. Детские игрушки люди откидывали в сторону, чтобы они не мешали доставать более полезные вещи. Так что Мария и её друзья набрали кукол, о которых они и не мечтали. Американцы разрешали людям брать всё, что угодно. А потом привезли бывших узников к русским. Там командир сказал, что до станции, откуда всех отправят домой, три километра. Везти их никто не будет, поэтому вещей нужно взять столько, сколько люди смогут донести. Пришлось почти всё оставить.

До Родины Мария и её близкие добирались четыре месяца. В это время из Германии везли много людей и оборудования. Грузили на платформы станки, трубы, а сверху сажали взрослых и детей. Ехали с постоянными пересадками с одного поезда на другой. Когда добрались до Белоруссии, то попали в распределительный лагерь. Там долго разбирались, как люди оказались в плену. Гражданских отпустили, а военных отправили в Воркуту.

До Псковщины Мария с матерью, братом и сестрой доехали только в конце сентября.

Их деревня была практически полностью сожжена фашистами. Уцелели всего несколько домов, в одном из которых жила двоюродная сестра матери. Она и приютила их. Той зимой был страшный голод. Но к лету жизнь в деревне стала понемногу налаживаться. Из Германии солдаты завезли породистых коров, и местные жители начали возрождать колхоз.

Мария со временем окончила семилетку, потом курсы счетоводов и стала работать в колхозе. Там она встретила свою любовь. Вышла замуж и через несколько лет переехала на родину мужа, в станицу Переправную. У семьи Крамар было уже двое детей, когда они переселились на Кубань. Тут родилась ещё дочка. Вдвоём с мужем они построили дом. Вместе трудились в колхозе и воспитывали детей. При этом Мария Ивановна успела окончить вечернюю школу и сельхозинститут. Долгие годы она работала бухгалтером в переправненском колхозе, а потом ушла на заслуженный отдых. Сейчас ветеран труда Мария Крамар говорит, что всего в жизни она добилась благодаря своей целеустремлённости, а тяжёлое военное детство только закалило её характер.

 

Виола Крапивина. Фото автора.

Опубликовано 11 апр 2017 | 2 471 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению