Сегодня
4 октября
Валюта
55.3
52.74

И разносится над станицей колокольный звон

Как в станице Андрюки разрушили и возродили местный приход

 

 

Непростая судьба сложилась у Свято-Никольского храма в Андрюках. Он пережил богоборческие времена и оккупацию, но не устоял перед натиском атеистов в шестидесятые годы прошлого века.

 

 

 

Креста на вас нет

 

Из архивных сведений известно, что станицу Андрюковскую основали в 1861 году. Через год в ней уже построили небольшую церковь. А в 1881-м возвели из дерева новый, более вместительный храм. По словам старожилов, он был самым красивым в округе. В Свято-Никольском приходе служили священник и псаломщик. До 1892 года к нему была приписана станица Псебайская.

Советская власть в Андрюковской установилась в 1922 году. В то время повсюду началась массовая ликвидация храмов, но андрюковскую церковь эта участь тогда обошла стороной. Правда, несколько раз её закрывали, два раза поджигали. Даже во время оккупации станицы церковь удалось сохранить. В конце 50-х годов в ней устроили склад. Колхоз «Россия» хранил там зерно. А в 1960-м храм развалили, хотя многие люди были против такого вероломства.

— Мой прадед Филипп Коротыч стал свидетелем этого события, — рассказал Виталий Коротыч.

— Когда очередь дошла до кровли, то большой крест с главного купола он забрал домой, чтобы не глумились над христианской святыней. А ещё прадед знал, что именно его отец давал деньги на покупку этого креста.

Своим сыновьям он наказал установить крест на его могиле. Сам хранил его только в вертикальном положении, говорил: «Если святыня упадёт, случится беда». В 1962 году, после смерти отца, сыновья исполнили его наказ.

Другой станичник Виктор Никитович Типикин вспоминал, что в 1961 году его и других старшеклассников отправили на разборку фундамента церкви. Когда снимали полы, в левом крыле здания обнаружили гробницу, накрытую чугунной плитой с надписью. Дословный текст он не запомнил. Примерный смысл был таков: «Здесь покоится матушка (имя, число, месяц, год), а также её новорождённый ребёнок Вольдемар, умерший на второй день после рождения и смерти своей матери». Позже эту плиту кто-то расколол на две части. Ходили слухи, что спустя время она оказалась в Псебае.

Все материалы разобранной церкви увезли на другую стройку, неизвестно куда. Иконы и другие ценности люди разобрали по домам.

 

 

 

С Божьей помощью

 

— Долгие годы верующие люди посещали церковь в Псебае, — вспоминает станичница Анна Деркунская.

— Среди них была моя мама Пелагея Ивановна Беляева. На склоне лет она решила устроить храм в станице и попросила батюшку благословить её на это дело. Мама сказала, что с годами пожилым людям будет всё труднее добираться до Псебая, а до местного храма они уж как-нибудь дойдут. Батюшка, конечно же, благословил её.

С Божьей помощью всё начало складываться удачно. Поддержал пенсионерку и председатель сельсовета Виктор Михайлович Николаев. Под храм он предложил два здания. У первого сразу нашлись хозяева, а вот второе помещение на улице Красной подошло как нельзя лучше. Раньше там жил священник. После разрушения церкви в здании находилась школа, потом — дом быта. Исполкомом сельсовета и сессией депутатов поселения было решено обустроить в нём приход. После благословения епархии в станице начала возрождаться духовная жизнь.

 

 

 

 

 

В 1994 году станичники навели порядок в помещении. Иконостас сделали из ткани, как ширму. Приехал священник и провёл службу. Людей собралось тогда очень много.

После первой службы Пелагея Беляева поняла, что не зря затеяла это дело. Она попросила двоюродного брата Андрея Кудрина взяться за реконструкцию здания. У Андрея Устиновича были золотые руки и твёрдый характер. Если мужчина за что-то брался, то доводил до конца. Он согласился, и работа закипела.

Сам Андрей Кудрин трудился в леспромхозе. За помощью он обращался к своему руководителю Николаю Анатольевичу Спиркину. Тот выделял строительные материалы для прихода.

Анна Деркунская, Татьяна Макарова и Наталья Танченко ходили в храм каждый день, как на работу. Они помогали Андрею Устиновичу, чем могли.

Пелагея Беляева тоже не оставалась в стороне. Из-за преклонного возраста помогать физически она уже не могла, но для общего дела находила средства. Как-то женщина пожаловалась взрослой внучке, что нечем покрыть полы в храме. Та, не задумываясь, дала денег на линолеум.

Вот ещё один случай. Первый священник в храме был молодым и неопытным. До этого прихода он пономарил. Церковного одеяния у него не оказалось. Тогда Пелагея Беляева попросила племянницу из Борисоглебска купить ткань для его облачения. Родственница согласилась помочь, но ей не с кем было оставить маленького сына. Пелагея Ивановна поехала в Борисоглебск, приглядела за малышом, пока её племянница в Москве набрала разных тканей, лент и тесьмы. В Андрюках местная портниха Лидия Байдина сшила по правилам церковную одежду.

 

 

 

Всем миром

 

Тамара Новикова большую часть жизни прожила в станице. Она не понаслышке знает, сколько усилий пришлось приложить людям, чтобы исправить ошибки предков.

— Мы собирали деньги на реконструкцию здания, другие принимали участие в строительных работах, кто-то занимался убранством прихода, — вспоминает Тамара Фёдоровна.

— Среди этих людей, помимо уже указанных, были Евдокия Кудрина, Анатолий Карамушко, Мария Зиновьева, Елена Яценко, Варвара Ткачук, Елизавета Сапожникова, Галина Шевченко, Вера Беденко, Галина Новикова, Раиса Сущёва, Раиса Байдина, Нина Пологянц, Евдокия Карамушко, Мария Егорова, Надежда Литвинова, Полина Велеева, Екатерина Карнаухова с сестрой Софией, Михаил Спивак, Михаил Кривулин, Михаил Гнилицкий. Геннадий Карамушко пожертвовал большой колокол.

Кроме опытно-показательного лесокомбината церковному обществу помогли Крайтопуправление, колхоз имени Куйбышева, депутаты Александр Танцурин и Сергей Пологянц.

Когда всем миром храм был возрождён, то убранство внутри него оказалось более чем скромным. К сожалению, вернуть святыни из разрушенной церкви не удалось. Станичники говорили, что иконы отдали в псебайский приход. Кто-то слышал, будто колокола сдали на металл.

В начале двухтысячных годов Екатерина Карнаухова пожертвовала храму набор малых колоколов, подсвечники, лампады, комплекты священнических облачений, дровяную печь. Помогли и другие прихожане. Со временем в церкви стало красиво и уютно.

С тех пор Екатерина Григорьевна заботится о храме, организует православные праздники, помогает батюшке в повседневной службе. За это верующие благодарны тёте Кате — так по-родственному тепло её называют станичники.

 

 

Служители

 

Протоиерей Валентин Супрун служит в станичном храме с 1999 года. Сюда его направили из Ставропольской епархии. Матушка Антонина с детьми приехала с ним. Она отучилась на регента и руководит хором.

В алтаре у батюшки на столе лежит список имён, кто был причастен к возрождению храма, и он поминает их на службе. От станичников священник узнал, что основную часть иконостаса вручную смастерил пономарь Николай. Он увлекался туризмом и в одном из походов погиб. Верх иконостаса сделал на станке бывший местный житель Михаил Скачков. Рамки для икон вырезал из дерева Сергей. Типографские иконы пожертвовал храму в конце девяностых годов протоиерей Александр. Паникадило подарила жительница Псебая-2 Вера.

— Из разрушенного храма так ничего и не вернулось? — спрашиваю я.

— Только маленький подсвечник, — отвечает собеседник.

— Его принёс молодой человек. Мы с трудом отчистили церковную утварь. Есть у нас икона, пожертвованная псебайским приходом. Имеет ли она отношение к старому храму станицы, неясно.

Известно батюшке, что до него здесь служил отец Сергий Голованов из Курганинска. Далеко ему было добираться до города. Вместе с прихожанами он собрал средства и купил рядом с храмом дом для священника.

Его сменил иерей Василий Ломов. От Майкопской епархии он участвовал в крестном ходе, посвящённом Крещению Руси. Паломники начали свой путь в Майкопе. Зимой идти было тяжело, но они дошли до Москвы. Отец Василий нёс крест и вручил его в столице патриарху Алексию.

Верным помощником всех священников в андрюковском храме был Андрей Кудрин. Он отвечал за хозяйственную деятельность и являлся председателем церковного совета.

— Когда Андрей Устинович покинул нас, было нелегко, но дела не ждали, — вспоминает отец Валентин.

— Мы пробили скважину на 25 метров, чтобы пользоваться чистой водой. Несколько прихожан пожертвовали значительные суммы денег. На эти средства сделали ремонт в алтаре, привели в порядок трапезную и обновили там мебель. У приходского дома заменили деревянный забор на металлический. Во дворе храма начали строить новый навес для хозяйственных нужд. Сергей Алексеевич Пологянц помог с металлом.

Правда, стройка давно остановилась. В планах её завершить.

— Прихожане пожаловались, что в станице есть газ, а храм по-прежнему отапливается дровами, и с ними тоже есть проблемы. В чём причина?

— Раньше лесокомбинат бесплатно обеспечивал нас дровами, администрация поселения и люди помогали.

Потом стали сами их покупать, выделяя сумму из средств, пожертвованных прихожанами. В этом году мы не попали в очередь на дрова по чьей-то ошибке. Но местная власть обещала нам выделить их после того, как обеспечит дровами жителей. Что касается голубого топлива, то прежде, чем составить проект газификации, нужно оформить землю. Над этим мы сейчас работаем. Хочется, чтобы в храме был газ.

Но даже с печным отоплением в приходе аккуратно и красиво. Внутри здания и на территории, прилегающей к ней, за чистотой следят прихожане. Нынешний председатель церковного совета и заместитель настоятеля по хозяйственной работе Александр Шлапак с семьёй заботится, чтобы кругом был порядок.

Во дворе храма в основном все зелёные насаждения привезли и посадили прихожане из первого прихода отца Валентина в Ессентуках. Батюшка до сих пор поддерживает с ними добрые отношения. Каждый год они приезжают в Андрюки, чтобы встретиться с духовным отцом. И местные жители почитают его, хотя многие не ходят в храм.

— Может, хлопоты по хозяйству занимают у людей всё время?

— Не думаю, кругом много заросших огородов. Даже по себе с матушкой сужу. Когда мы переехали сюда, первый год засадили весь участок, коз держали. Сейчас дети выросли, разъехались, нам хватает и нескольких грядок. Такая же история и у многих станичников.

Раньше люди работали в колхозе, дома за живностью, огородом ухаживали и находили время для Бога. В предыдущем храме в Ставропольском крае служба у нас начиналась в семь часов. С раннего утра прихожане успевали справиться с делами. Здесь мне сказали, что привыкли собираться к восьми часам. Я подстроился под них. Прошло время, попросили проводить службы в девять часов. Но и к этому времени кто-то опаздывает. Хочется, чтобы станичники отвлеклись от телевизоров, от телефонов и приходили в церковь.

 

 

Помощники

 

Татьяна Федченко помогает батюшке в храме, а ещё с другими прихожанами печёт просфоры. Обучилась этому она на курсах при краснодарском храме.

— Оказалось, что испечь просфоры не так-то просто, — рассказывает женщина.

— Замешивается очень крутое тесто на кипятке. Вместо дрожжей используется закваска из муки и воды.

Прежде чем приступить к работе, читаем молитву. Просим Господа, Пресвятую Богородицу, чтобы они помогли нам, просим благословения на свой труд. Когда печём, не разговариваем, молимся и думаем только о хорошем. На каждую просфору ставим богородичные и крестовые печати. Бывает, на три службы печём.

Чтобы выпечка не черствела, храню её в морозильной камере, где нет других продуктов. Накануне службы перекладываю в холодильник, потом на столе просфоры оттаивают окончательно.

— А пасхи печёте к празднику?

— Только артос — это хлеб на закваске с изображением креста или воскресения Христова. Всю светлую седмицу он лежит на специальном столе, на самом почётном месте — перед открытыми Царскими вратами. Ну а в Светлую субботу, после литургии, его делят на небольшие кусочки и раздают людям.

— Артос считается святыней и обладает особыми свойствами: подкрепляет телесные и душевные силы, — присоединяется к беседе Григорий Кривопуск.

Год назад он из Крымска переехал в Андрюки. Как набожный человек пошёл в храм, старался не пропускать службы. Отец Валентин заметил его и предложил стать пономарём. Прихожанин согласился, хотя не знал всех тонкостей богослужения. Постепенно он осваивает свои обязанности и старается выполнять их без суеты.

— Для меня храм — это дом Божий, куда можно прийти в радости и в скорби, где можно получить утешение и помощь, где можно попросить и поблагодарить, — говорит Григорий Кривопуск.

— А самое главное, где можно соприкоснуться с любовью, где всегда ждут с радостью.

 

Виола Крапивина. Фото автора.

 

 

 

Опубликовано 18 авг | 232 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению