Сегодня
25 июля
Валюта
88.02
96.04

Мир без поэтов – немой…

О поэтических переводах на русский язык Анны Перевозовой.

Жанровый мир художественной литературы широк и многогранен, как широка и многогранна сама литература. Особое место в этом мире занимают поэтические переводы, которые требуют влюбчивого в иноязычную изящную словесность переводчика, обладающего не только способностью «технически» перевести то или иное произведение на другой язык в виде подстрочника, но и выразить своё мировоззрение, духовные идеалы, эстетические представления, всю палитру собственного художественного самовыражения, тесно сопрягая с переводным источником и эстетическим видением автора данного первоисточника.

Переводной труд требует много творческих усилий и огромного вдохновения, призван не просто слово в слово, буква в букву или как-либо иначе передать художественный оригинал на русский язык, но качественно его преобразить, вдохнуть ему вторую жизнь, расцветить многообразными средствами художественной выразительности – благо, великий и могучий русский язык на них чрезвычайно богат. Насколько известно, ни один язык в мире не сравнится с русским языком по богатству лексических узоров, семантических и синонимических рядов, метафоризации и других тропов.

Кроме того, перед переводчиком стоит ответственная задача настроить потенциального читателя на одну волну с переводным материалом, не только привлечь его внимание к ознакомлению с зарубежными текстами, но и по большому счёту влюбить его в богатую языковую стихию переведённого на русский язык иноязычного источника.

Так, прочитав яркие, эмоционально-экспрессивные стихи в переводном варианте с ногайского на русский широко известной поэтессы Фариды Сидахметовой в исполнении видной кубанской поэтессы Анны Перевозовой, я неожиданно для себя загорелся желанием прочитать поэтические оригиналы Фариды Мухамбетовны, хотя, конечно, хорошо осознавал всю сложность постижения языка первоисточника. Талантливый переводчик призван не только чутко вслушаться в поэтическую симфонию иного народа, познать его оригинальную фонетическую структуру, аромат словесных оборотов, живые смысловые оттенки, но также понять всю глубину художественно – эстетического видения полюбившегося иноязычного автора, словно бы подружиться с ним и тесно пообщаться на общей творческой площадке.

А. Перевозовой удалось тонко, с использованием ярких изобразительно — выразительных средств русского языка выполнить этот поистине нелёгкий труд. Под её пером стихи Сидахметовой обогатились русским национальным колоритом, не теряя при этом самобытной национально – эстетической основы ногайского языка. Характерно в этом плане глубоко пропитанное ностальгическим мотивом стихотворение «Белый тополь»:

 

Мой белый тополь, ждёт меня дорога!

Тебе наш дом и маму оставляю.

Ты шелестишь с волнующим упрёком,

Наполнив двор особенной печалью.

Любимый тополь, брат мой – утешитель!

В краю далёком будет нелегко мне.

С тобою рядом столько пережито!

Глотаю я комок, застрявший в горле…

 

…Примечательно, детство Анны Перевозовой прошло в Кабардино – Балкарии, и хотя она родилась в русской семье и училась в русской школе, в её дружеском окружении было немало представителей горских народов, что послужило глубокому пониманию ею их нравов, обычаев, традиций, культуры и, конечно же, языка, что, несомненно, помогло кубанской поэтессе тонко воссоздать иноязычные стиховые оттенки в русском звучании, понять и близко принять всей душой душу дружественных народов Кавказа.

Тонкий, трепетный лиризм буквально пронзает сердце, когда читаешь в переводе с осетинского на русский нежнейшее лирическое признание Нелли Гогичаевой «Бабочка»:

 

Мне бабочкой бы легкокрылой

К тебе на зорьке прилететь.

Шепнуть: «Порадуйся, мне, милый,

Улыбкой искренней приветь!»

 

Улыбка многое расскажет,

Излечит боль в моей груди.

Я на мосту любимом нашем

Ждать буду встречи – приходи.

 

Ты улыбнулся бы, как прежде,

Преодолев любой вопрос.

С тобою все мои надежды,

Но путь мой избранный не прост.

 

«Прощай, — скажу, — мой незабытый,

Не сокрушайся о судьбе,

Не вечно сердцу быть разбитым,

И счастье встретится тебе».

 

В поиске избранных для перевода авторов недопустимы субъективная вкусовщина, преднамеренное восхваление и ложное преклонение перед ними; единственным критерием должно быть только высокое художественное качество их творений и подлинная влюблённость переводчика в стиховые оригиналы.

Будучи хорошо знакомым с талантливой и самобытной поэзией А. Перевозовой, мне показалось интересным важное наблюдение: читая её переводные стихи, я вдруг поймал себя на мысли – да это же будто нежно поёт и играет широкой гаммой звуковых интонаций её собственная утончённая лирика!.. Настолько убедительно ей удалось органично совместить художественное своеобразие переводимых оригиналов с собственной поэтической стилистикой и образным мышлением, обогатив русский вариант ещё более многообразными художественными красками. Поистине, родство поэтических душ не признаёт никаких границ и преград…

Конечно, речь идет не о некоем техническом наложении одних стихов на другие. Напротив, в переводных вариантах на русский стихи иноязычных поэтов под пером А. Перевозовой обретают ещё большую художественную выразительность и насыщенную смысловую плоть.

Мы имеем тот случай, когда иноязычные поэтические тексты под умелой рукой переводчика вырастают в истинное искусство слова и впечатляюще звучат как по-русски, так и на своём родном языке. Очевидна неразрывная духовная и душевная связь осетинки Нелли Гогичаевой и русской поэтессы Анны Перевозовой, как и зрима тёплая, исторически давняя связь между православными христианами — осетинским и русским народами, что получило своё убедительное выражение в стихе «Спокойной ночи»:

 

Спокойной ночи! И опять –

Заре навстречу, как ни трудно –

Плечо друг другу подставлять,

Лечить и радовать друг друга!

 

Кто нашу близость предаёт,

Виной нас связывая лишней,

Тем птица в роще не поёт,

Души им собственной не слышно.

 

Так избегать давайте лжи,

Беречь друг друга от увечий,

Хранить доверчивость души

Своей единственной и вечной.

 

Близкое эстетическое и духовное родство поэзии Н. Гогичаевой и А. Перевозовой  также проявилось в молитвенном поклонении ими высшим небесным силам, Православной вере и Господу нашему Иисусу, что на высокой патетической ноте звучит в стихе осетинского автора «Призри на нас, Отец небесный»:

 

Призри на нас, Отец небесный!
Прости ошибки нам и бездны.

Народ наш частью истреблён.

Избавь его от злых болезней,

От сокрушительных времён.

 

Был горд, Осетия, твой предок,

Хотел над Богом он победы –

Исчезновение избрал,

Нам не идти за ним по следу,

Нам нужен мир, а не развал.

 

Какой же мы пойдём дорогой?

Как ни подвластны судьбы року,

Для возрождения страны

Мы уберечь от тьмы жестокой

Своих наследников должны.

 

Осуществляя стиховые переводы северокавказских авторов, А. Перевозова  бережно сохраняет их гордый горский дух, текстуальную целостность, национальные, интонационные, ритмические и другие поэтические обороты, настойчиво ищет и находит те выразительные поэтические краски, которые зримо передают дух и нелёгкую судьбу дружественного нам осетинского народа и других народов Северного Кавказа, чьё национальное и этническое существование не раз исторически висело на волоске, было спасено и навсегда сохранено, благодаря блистательному русскому оружию и братской помощи великой России…

Вот почему как чарующая музыка волнует и соединяет людей всей планеты в едином порыве высокой эстетической страсти, духовной экспрессии, так и стихи разных племён и народов в переводе на русский звучат в унисон с оригиналами единым лирическим голосом…

 

Да будет впрок тебе мой бескорыстный

Душевный мир, полученный взаймы.

Добра и света солнечные искры

Дарить кому-то в радость нам самим.

 

Душа моя богатая открыта,

Её с обманом встреча не страшит.

Теплей с другими, ближе надо быть нам.

В беде и горе дружба – лучший щит.

 

Погасит время, знаю, наши жизни.

Мы без вины виновны будем в том.

Меня не будет рядом – вашей ближней.

Как возлюбить друг друга нам потом?..(

(Н. Гогичаева. «Да будет впрок тебе…»)

 

…Благодатно созвучна гуманистическим идеям, мыслям и чувствам поэзии  Ф. Сидахметовой и Н. Гогичаевой душевно тёплая и трепетная лирика белоруски Ирины Войтеко:

 

Занятные люди – поэты…

На грустной земле неспроста

Всё пишут, и пишут сонеты

И пробуют книги верстать.

…Наверно, так Богу угодно,

Ведь мир без поэтов – немой,

А время – темно и бесплодно.

И разве без песен способна

Душа оставаться живой?..

 

Ещё более удачны, на мой взгляд, оригинальные, яркие поэтические переводы А. Перевозовой с белорусского языка на русский. Казалось бы, тут перед нею стоит облегчённая задача — открывается широкое поле художественного воображения, ведь, как известно, белорусский и русский языки одного исторического корня, поэзия родственных славянских народов имеет общую эстетическую школу, православный дух и национальную культуру.. Но не станем обольщаться – перед переводчиком возникли и тут немалые трудности, поскольку в белорусских стиховых оригиналах, как в любом другом языке мира, заключены свои отличительные нюансы, ритмические интонации, свой индивидуальный поэтический фонетизм и своя гармония средств художественной выразительности, порой весьма отличная от русского языка. Со всем этим переводчику необходимо считаться.

Наиболее зримо это обнаруживается в стихах широко известной белорусской поэтессы Галины Роговой, с которой Анну Перевозову связывают немалые годы активного творческого взаимодействия и доброго человеческого содружества.

Лирика Г. Роговой наполнена глубокими философскими раздумьями о Родине и о себе, явно испытала благотворное воздействие изящной словесности серебряного века. Несомненно присутствие в ней трепетных отзвуков пронзительной есенинской лиры. Учитывая эту добрую преемственную связь, А. Перевозова  как бы усиливает влияние есенинской поэтической школы на поэзию Г. Роговой, не лишая, естественно, первоисточник своей особой стиховой выразительности, вдохновенное поэтическое дыхание великого Есенина ощущаешь у Роговой с первого слова:

 

Зардевшейся рябиновою кистью

Уже стучит сентябрь в моё окно.

Я всё приемлю: образ этот чистый

И будущую слякоть заодно.

 

Давно минуло лето нашей жизни,

Закрыло за мечтаниями дверь.

И счастье, за которым так гнались мы,

Другою меркой мерится теперь.

 

Весенняя гроза, осенний ливень –

Так хочется их видеть и любить!

Нас время научило быть счастливей,

Но, жаль, его нельзя остановить…

 

С трепетом погружаюсь в тончайшее благозвучие, печально — грустные интонации и живописные оттенки этого стиха – и невольно вспоминаю незабвенного Сергея Есенина: «Отговорила роща золотая, берёзовым весёлым языком…» Всплывает в памяти и Фёдор Тютчев с его углублённо раздумчивой философской лирикой: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить, у ней особенная стать, в Россию можно только верить…» Страстно и горько заговорил в моей памяти и великий Блок с его острой, неутихающей болью за несчастную Россию: «Россия, нищая Россия!.. Мне избы серые твои, твои мне песни ветровые, что слёзы первые любви…»

Гениев русского поэтического слова мне напомнило лирико — философское стихотворение Г. Роговой «Смысл жизни» в переводе А. Перевозовой.

 

На осенних полях, огородах,

Где одна лишь сухая стерня,

С неизвестных сторон год от года

Открывается жизнь для меня.

 

Открываются новые тайны –

Те, что не были раньше видны.

Вот росинка слезою блистает

На морщине пустой борозды.

 

Светло – серою дымкой печали

Затянуло просторы вдали…

Отцвело! Отошло. Прокричали

Об иных временах журавли.

 

Но поля не затишье заботит,

Не явление зимних примет,

А тоскуют они по работе,

На которую сил уже нет.

 

…Чарующе одухотворена лирика белорусской поэтессы Ирины Войтеко. По своей стилистике её поэзия весьма близка к поэзии Г. Роговой, хотя, разумеется, каждая идет своим индивидуальным путём художественного развития. Вот тут-то и стоит перед переводчиком сложная задача: не только познакомить читателя с безграничным благоуханием художественного слова белорусских поэтесс, но и бережно сохранить их огромные художественно – философские смыслы.

Задаю себе вопрос: почему А. Перевозова избрала для перевода на русский и как бы поставила на первое место именно стихи вышеозначенных белорусских авторов?.. Объясняю так: помните, выше я заметил, что в ряде переводных стихов кубанской поэтессы нахожу и зримо вижу поэтическую стилистику самого переводчика, в определённом смысле его творческий портрет?.. В самом деле, лирика Перевозовой художественно и глубиной своих смыслов близка лирике и Г. Роговой, и И. Войтеко. Это родственные поэтические души, объединённые тонким лиризмом и нравственно -философской направленностью, мир им видится в родственных поэтических красках, обременён общими глобальными  конфликтами, общей высокой идеей и безоглядной верой в светлое будущее человека и человечества.

Не секрет, что русский и белорусский народы — братья нынче разъединены лишь формальными признаками. Объединяет нас, славян единого рода – племени, куда больше, чем разъединяет. И важнейшую роль в этом неразрывном единстве духа и воли народов, несомненно, играет православно – христианское сознание. Испокон веку русский и белорусский народы благолепно поклоняются Христу, исповедуют православную веру, благодаря чему сохранили на века свои духовные, национальные и культурно — эстетические ценности и традиции, что, естественно, не могло пройти мимо особенностей наших национальных искусств и литератур.

…Широк и многообразен круг именитых зарубежных авторов, на творчестве которых остановила свой чуткий взор русская поэтесса и  переводчик А. Перевозова. Все они благодатно созвучны и близки друг другу своим высоким гуманистическим пафосом, мировоззрением и общей творческой школой. Это и Елена Басикирская, и Ольга Тригубович — говоря её словами: «Я – дитя самой вольной державы…», и Любовь Шамардина – поэт и прозаик ЛНР, чей стих острой публицистической направленности «Сломанная история» посвящён трагедии кровавого противостояния Украины и Луганской Народной Республики:

 

Кто-то нашу летопись сломал,

Обманув нас, что Богдан Хмельницкий

Украину с Русью повенчал

Из стремлений пагубных и низких.

 

Но на самом деле он одел

Казаков в российские доспехи

Для достойных славы ратных дел –

Прекратить на родину набеги.

 

Защищали Киев и Москву –

Две столицы, равные с истоков.

Почему ж с усмешкою зовут

«Москалями» тех, кто на востоке?..

 

Как родные птицы, языки

В сердце раздаются двухголосьем.

Над Донцом склоняются дубки,

У дороги – русская берёзка.

 

Мы не «Украиною» звались,

А «Россией Малою» когда-то.

Но вражду в народе распалив,

Кто-то семя бунта в нём запрятал.

 

Но навеки, как нас ни зови

И каким ни верь речам и слухам,

Мы с Россией вместе по любви

И великой родственности духа.

 

Признаюсь, цитируя со скорбью в душе это взволнованное  стихотворение, мне не хотелось сократить ни одного куплета, ни единой строфы, ни слова – настолько оно актуально, животрепещуще звучит, зеркально отображая наше драматическое время, и, главное, отвечает вольному, не сломленному духу всех славянских народов — братьев. Несомненно, подобные скорбные чувства переживала и А. Перевозова, когда переводила этот стих, сознательно усилив его трагикой наших нелёгких дней…

Чтобы охватить весь широкий круг иноязычных поэтов, что захватили душу и творческое воображение переводчика, нужна очень большая обстоятельная статья, а то и книга. Полагаю, лучший способ для читателя – не с комментарием моим прежде всего знакомиться, в котором, естественно выражено моё субъективное мнение, а прочитать  в с е  переводы Анны Перевозовой, и тогда мир поэзии дружественных нам народов, обрамлённый русским благоуханным звучанием, предстанет ещё более широким, ясным и непостижимо прекрасным, как чистое голубое небо… Упомяну в этом поэтическом переводном кругу и мягкую, трогательную лирику Алёны Старцевой — из Коми, и патриотический, преисполненный истинно гражданскими ощущениями стих калмыка Эрдни Бадмаева…

…Литературный энциклопедический словарь говорит: «Художественный перевод – вид литературного творчества, в процессе которого произведение, существующее на одном языке, пересоздаётся на другом. Между исходной точкой и результатом переводческого творчества – сложный процесс «перевыражения» жизни, закреплённый в образной ткани переводимого произведения. Проблематика художественного перевода в своей основе лежит в сфере искусства и подчиняется его специфическим законам…» (М., 1987, с. 273).

Таким образом, в переводном искусстве как в особом жанровом виде литературы определяющим признаком является личность переводчика, его творческие способности, нравственное и морально — этическое отношение к иноязычным народам, высокий уровень его собственного поэтического мастерства.

Анну Перевозову Всевышний наградил как впечатляющим поэтическим талантом, так и умелым переводным мастерством, что и определило очевидный успех её синтетического творчества, которое органично вписывается в контекст традиций переводного дела ещё советских времён.

…Российская школа художественного перевода знает такие широко известные имена мастеров – профессиональных переводчиков, как П. Антокольский, Б. Пастернак, Н. Заболоцкий, С. Маршак, М. Рыльский, М. Бажан и др. Особенно большое значение приобретает перевод с братских литератур на русский язык. Переводы в России как молодая, быстро растущая отрасль искусства и филологической науки изначально демонстрируют благородные идеи равноправия всех народов и наций, уважение к национальным культурам и традициям. Недаром Корней Чуковский в своё время назвал литературные переводы высоким искусством  (См.: Чуковский К.И. Высокое искусство. М., 1964).

Благотворная школа российского литературно – художественного перевода продолжает жить, успешно развивается и в наше время. Так, например, ежегодно в конце июля в Ростовской области проводится фестиваль поэтических переводов, куда съезжаются молодые авторы и наставники, общаются, посещают памятные литературные места, проводится обучение – мастер-классы. Так, в Неклиновском районе Ростовской области ещё в 2012 году возник литературный проект «Берега дружбы». Между любительскими литературными объединениями России, Беларуси и Украины и профессиональными переводчиками был создан коллектив единомышленников, в который вошли наиболее известные и авторитетные представители литературного сообщества, что позволило, начиная с 2016 года, проводить Международные молодёжные фестивали – конкурсы поэзии и поэтических переводов при конкурентном отборе наиболее одарённых молодых авторов. Финалы «Берегов дружбы» проводятся в рамках одноимённого фестиваля национальных культур, превращая это благородное действо во всевозрастной многонациональный праздник духовного единения и согласия. Как отмечал Л.Ю. Север – член Высшего творческого совета Союза писателей России, член Союза писателей Беларуси и один из основателей Международного молодёжного фестиваля-конкурса поэзии и поэтических переводов «Берега дружбы»: «Начиная с 2019 года весь накопленный нами опыт позволяет говорить о реорганизации «Берегов дружбы» во Всероссийскую открытую школу поэтических переводов».

Следовательно, для Анны Перевозовой переводное дело не возникло на пустом месте в виде некой самодеятельности, а явилось естественным продолжением её активного эстетического роста и развития в контексте общего дела российских мастеров литературно – поэтического перевода.

…На мой вопрос: что побудило Вас – авторитетного врача и видную кубанскую поэтессу взяться за поэтические переводы, может, на Вас благотворно повлияли писатели и врачи в одном лице — Вересаев, Чехов, Булгаков, оставившие ярчайший след в отечественной литературе? Анна Андреевна ответила:

— Это во мне, видимо, сказывается моя пристрастность к русскому языку, моё обожание его… Я вдруг поняла: а ведь этим моим волнением за русский всё сказано обо мне самой. Значит, моя душа и мои максимальные способности и вправду лежат здесь, в этой области, а не в медицине. Заниматься переводами меня заставил не только интерес к творчеству поэтов, пишущих на других языках, но и огромная любовь к своему – русскому языку. Мне захотелось, чтобы глубокие мысли и замечательные образы поэтов кавказских, славянских народов были выражены на русском языке, засияли новыми оттенками красок, проникли в сердца и умы русскоязычного читателя.

— Анна Андреевна, но, известно, Вас глубоко уважают коллеги по медицине и буквально чтут ваши многочисленные пациенты. А Вы говорите, будто медицина не главное ваше поприще…

— Талант там – где душа болит, зовёт, даёт настоящее удовлетворение. Буду заниматься переводами, своё продолжать писать. Теперь у меня есть умные и добрые друзья по литературному цеху, есть свой литературный творческий круг, в том числе замечательный фестиваль «Берега дружбы», куда меня приглашают на творческие встречи. А поменять медицинскую работу уже нельзя. Да и её я тоже люблю, потому что мне хочется помогать людям, особенно тем, кто попал в опасную беду, потерял здоровье…

…В заключение пожелаю моей землячке, одарённой кубанской поэтессе и  не менее одаренному переводчику – Анне Перевозовой ещё более значительных успехов на нелёгком поприще удивительного и важного вида искусства и науки – литературного перевода! Нет ничего более ценного и благородного в творческом процессе, чем преданное служение великому искусству слова, тесно и неразрывно сближая   сердца и души разных народов.

Владимир Юдин, доктор филологических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы, член Союза писателей России, академик Петровской академии наук и искусств, г. Тверь

 

 

Опубликовано 11 авг 2023 | 82 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению