Сегодня
20 июня
Валюта
89.07
95.15

Треугольники надежды

Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой.

 

Пожелтевшие от времени письма с фронта, с потрёпанными краями и выцветшими чернилами, перечитанные не один десяток раз, дорогие сердцу. Бережно хранимые листочки. В них надежда и вера, боль и слёзы, запах пороха и дыма, простые человеческие радости и горести.

 

Александр Перегудов

Он родом из Беноково. Взял в руки боевое оружие в первые дни войны. Окончил школу младших командиров, получил стрелковое отделение и повёл его в бой. Особенно он отличился при форсировании Днепра. Перегудов попросил командира полка доверить его отделению первым начать бой на правом берегу Днепра. Командир согласился. Выделил две лодки для смельчаков и благословил их. Солдаты взяли с собой два ручных пулемёта, запас гранат и дисков. Прикрываясь темнотой, они бесшумно пробрались к вражеским позициям и завязали бой. Одна за другой умолкали огневые точки фашистов. Пулемётным огнём и гранатами десантники выбивали противника из окопов и расширяли захваченный плацдарм. К утру на правый берег Днепра высадился 465-й стрелковый полк. Президиум Верховного Совета СССР своим Указом от 29 октября 1943 года присвоил Александру Перегудову звание Героя Советского Союза.

 

В одном из писем Александр делился этим радостным событием:

«Геройский привет от сына и брата дорогим и любимым Мамаше, сестре Марусе, брату Илюше и Коле. Во-первых, искренне благодарю за ваши письма. От вас я получил 2 письма, которым я неописуемо рад, я узнал о вашей жизни, о чём не знаю и беспокоился долгое время.

Мамаша, 27-го февраля мне вручили высшую награду, которая украсила красноармейскую грудь. Я вам высылаю своё фото. Вот я ваш сын Александр, которого вы растили и воспитывали. И ваши воспитания, и наказы оправдываю и ещё раз оправдаю в совместной жизни с вами.

Сегодня я окончил свою учёбу и получил очередное воинское звание. С окончанием учёбы постараюсь взять отпуск, чтобы приехать к вам. А если, дорогая Мамаша, не отпустят, я пойду продолжать свою боевую деятельность в окончательном уничтожении немецко-фашистских захватчиков. Пусть они ещё раз узнают, что моя Мамаша воспитала бесстрашного бойца в борьбе с врагами.

Мамаша, я не могу переносить тяжести, которые давят на меня в незнании судьбы своего родного Папаши и брата Ивана. А в остальном я надеюсь, что вам помогут, а если в чём-нибудь нуждаетесь, обращайтесь к моему начальству, которое не откажет вам. А если что, пишите. И я всё сделаю для вас. Здесь я живу хорошо. Мне никто пока ни в чём не отказывал. И обо мне каждый проявляет свою заботу.

Мамаша дорогая, я бы хотел вас увидеть. Я хочу о вас всё знать, а потому прошу вас, пишите больше о себе и своей жизни.На этот мой адрес писем больше не пишите, а ждите мой новый адрес или лично меня. А пока что если я буду в дороге, постоянного моего адреса долго не будет, то пишите на квартиру, где я жил, и поблагодарите их за приют меня. Их адрес: г. Киев, ул. Некрасовская, дом 2, кв. 9, Гамалину Василию Игнатьевичу. А пока дорогие крепко жму ваши руки и целую вас.

Передайте Геройский привет всем моим знакомым. Ваш сын и брат Саша — Герой Советского Союза А. Перегудов. Мамаша, привет вам от лучшего друга Саши Архипова, с которым мы живём как родные братья. 7/IV 44 года».

 

465-й стрелковый полк оказался в Прикарпатье, в Ивано-Франковской области. Перегудову и вверенным ему солдатам был дан приказ занять господствующую высоту и удерживать её от натиска немцев до прихода подкрепления. Приказ был выполнен, но большой ценой. В мае 1944 года на непокорённой высоте Александр Яковлевич пал смертью храбрых.

 

 

Григорий Быкадоров

Григорий отправлял весточки своей жене и детям, которые были эвакуированы в Казахстан из Шедка.

Вот несколько строк из его письма:

«Здравствуй Милая супруга Нюра и дети Маруся, Тая и Нина. Посылаю вам свой горячий привет и крепко-крепко целую. Затем Нюра очень не беспокойся за меня. Я доехал до места очень благополучно, нахожусь на Ленинградском направлении. Нюра, я ещё раз пропишу, если получите обе справки, которые прислал, то пошли одну старую, может ей где-нибудь и потребуется, всё же будут считать как дочь красноармейца. Послал в станицу одну фотографию, не знаю, получили или нет, да и вы получите или нет, не знаю. Ответа от вас не скоро теперь получу. Адрес пока временный, всё же напишите ответ. До свидания, жду ответ. Ваш любимый супруг и отец Гр.Быкадоров. Адрес к/п 37591 Л.Д 13-го мая».

После войны Григорий Быкадоров вернулся в Шедок. Жил и трудился на благо малой родины. Похоронен на шедокском кладбище.

 

 

Дмитрий Смаглиев

Он родом из Беноково. Воевал в 233-й стрелковой дивизии, погиб в 1943 году.

Вот строки из его письма:

«Здравствуй, дорогое моё семейство Мария, Лидочка, Коля и Надя. Во-первых сообщаю о том, что я в данное время жив здоров, и вам желаю быть здравыми и благополучными в вашей колхозной жизни.

Дорогая Мотя и Лидочка, посылаю вам пламенный и дружеский поклон, крепко жму ваши правые ручки и целую несчётно Вас. Ещё передай почтение Туниковым, низкий им поклон.

Мотя, чем это объяснить, что после фашистов я несколько раз писал вам письма, но ответа не получал, я уже не одно письмо писал на сельсовет, который тоже никакого ответа не подал. Мотя, напиши адреса моего сыночка Коли и Миши Туникова. А пока до свидания, дорогая».

 

 

Иван Тюкин

От Ивана пришли две весточки жителям Шедка — Клавдии и Денису Гайдай. Они отправили на войну двух сыновей, Михаила и Василия. Михаил пропал без вести в 1942 году. О гибели Василия близкие узнали из писем его товарища.

В первой весточке Иван Тюкин писал:

«Сообщаю вам печальную весть за вашего сына Васю. В одном из боевых действий он погиб. Когда его хоронили, не мог выдержать и плакал, как за родным братом. Вот что я могу описать за него. Письмо, которое вы писали 1 октября, ему не пришлось прочитать. Как раз в этот день он погиб. Я его прочитал, кладу в конверт и посылаю обратно. На этом я заканчиваю 1 письмо. Затем, до свидания. Пишите ответ. Буду ждать. Мой адрес: Полевая почта 37564 — Ж».

 

Во втором письме были такие строки:

«Привет с фронта от друга вашего сына, Тюкина Ивана Евгеньевича. Дорогие родители! Я ваше письмо получил и даю вам на него ответ. В своём письме вы пишете, чтобы я описал, как погиб ваш сын. Я вам отвечаю на этот вопрос.

Сидели мы возле пушки. Он был наводчиком, а я замковым. И вдруг слева от нас появились немцы и начали обстреливать с пулемёта. Не успел я оглянуться, как мой друг Василий уже лежал на земле. Я сразу кинулся к нему, но было поздно — пуля попала прямо в голову. Фотографий при нём никаких не было. А что вы пишете на счёт наград – это да! Он был награждён медалями «За отвагу» и посмертно был награждён орденом Отечественной войны II степени. К службе относился очень хорошо, так как требовала Родина и как учил товарищ Сталин. Даже зачастую в боях и на отдыхе вспоминают его все командиры, а также все товарищи. Похоронили его в Венгрии, под городом Мешкальц с духовым оркестром и дали салют. Хоронили их 7 человек, а мы, стоя у гроба своего боевого друга, поклялись отомстить врагу за своих товарищей. Если у вас дома есть его фото, то я прошу вас убедительно: вышлите, пожалуйста, для памяти, так как он был лучшим моим другом.

А теперь коротко о себе. Сам я уроженец Архангельской области, Вельского района, 1922 года рождения. Родных не имею. С 3 лет воспитывали дедушка и бабушка, которых уже тоже нет в живых. Вот и вся моя такая короткая автобиография. Затем до свидания. Остаюсь жив и здоров. Пишите ответ. Буду ждать с большим нетерпением».

 

Дмитрий Николаенко

Призван на фронт из Мостовского района. Воевал в составе 147-го полка 49-й гвардейской стрелковой дивизии. Сохранилось последнее письмо Дмитрия Наумовича близким (от 12 сентября 1944 года). Рядовой Николаенко погиб в декабре того же года.

Его рукой выведены строчки:

«Своей жене Анне Артёмовне, дочери Наде и сыночку Николаю шлю привет. Сообщаю, что жив — здоров. Шлю всем своим братьям и всем знакомым и родным привет. Я нахожусь в Румынии в городе Слободзия. Во вторичном письме я смогу больше описать о своей жизни. До свидания. Полевая почта №42347-А».

 

Р. Молодцов

Это письмо адресовано Вере Бубрих в Сыктывкар и Петрозаводск. 12 мая 1943 года он прислал весточку из Баку:

«Если бы мне кто-нибудь сказал два года тому назад, что я буду военным, то я бы рассмеялся ему в лицо. А сейчас я — будущий командир и даже моряк: уже 6 дней, как я не чувствую под ногами твёрдой земли. Сегодня пришли в Баку, но вряд ли нас пустят на берег. То мне море (даже Каспийское) по колено, то такая хандра найдёт, что всякая дрянь в голову лезет. А вообще-то говоря, что я тебе всю свою душу выворачиваю? Кажется, это совершено зря. А? Пиши мне по старому адресу».

 

Сохранилось ещё одно письмо Молодцова от 29 августа 1944 года. Он пишет:

«Дорогая, Вера! Ты прости меня, что я не писал тебе целый месяц. Дело в том, что я не знал, куда тебе писать. Но, несмотря на это, один раз, когда у меня было, как ты говоришь, «писательское» настроение, я написал очень большое письмо, но…я его уничтожил, потому что, когда его прочёл, то ужаснулся – такую ерунду написал. Сегодня я получил сразу три твоих письма: два из Сыктывкара и открытку из Петрозаводска. Знаешь, Вера, очень жалко, что ты поехала в Петрозаводск, а не в Ленинград. Неужели не было возможности? У меня тоже, что-то неопределённо. Даже возможно, что учебный год мы начнём в Ташкенте, а может быть и уедем через несколько дней. Надоело здесь ужасно.

30 июля выехали на практику и через три дня были уже в Красноводске, где нас ожидал уже корабль. До 25-го мы были на корабле, побывали во всех портах Каспийского моря и в Иранских. Несколько раз были в Баку. Вообще, несмотря на то, что мы всё время занимались, я время провёл неплохо. А сегодня ещё узнал, что нам дают 10 дней отдыха, каждый день обещают пускать в город. Вот погуляем-то! А ты пиши, как ты там устроилась. Ну, до свидания. Жду писем».

 

Пётр Караченцев

Он переписывался с мамой Александрой Ивановной из станицы Ярославской. Пётр был слабослышащим, окончил четыре класса. В 1943 году забирали на фронт всех подряд. Призвали и его. Из писем ясно, что Пётр попал в учебку в Баку, потом с боями дошёл до Пруссии.

В письме от 8 февраля 1945 года он писал:

«Здравствуйте, родная мама. Первым делом я вам сообщаю, что жив и здоров, чего и вам желаю. Я нахожусь в городе Саратов. Здесь мы отдыхаем, 10 должны всех распределить, пока неизвестно куда. Уже выпал снег, холодно, морозы, но нас одели и обули. Вот всё, что мог коротко написать. Мама, прошу вас не переживайте, как разобьём врага, так все приедем домой. Передаю вам привет, целую крепко-крепко».

В каждом треугольнике Пётр писал маме, как скучает по ней. И она, получив весточку, сразу отвечала сыну. Только одно письмо, перечёркнутое красным карандашом, вернулось матери обратно. За месяц до Победы Пётр Георгиевич погиб.

Подготовила Виола Крапивина.

 

Опубликовано 8 май | 39 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению