Сегодня
20 июля
Валюта
88.02
96.04

Военное детство Михаила Кузьминова

22 июня для Михаила Петровича особая дата — это не только День памяти и скорби, но и день его рождения. Ему исполнится 85 лет

 

• Михаил Петрович в домашнем музее хранит фотографии близких, которыми гордится по праву

 

 

 

Михаил Петрович знает о войне не по книгам и кинофильмам. В детстве ему пришлось пережить все тяготы оккупации. Воспоминаниями он делился со школьниками, а сейчас решил рассказать читателям «Предгорья», чтобы не утратить память о событиях прошлых лет.

 

 

 

Дни в оккупации

 

— Отца забрали на фронт в самом начале войны, — вспоминает Михаил Кузьминов. — Мать осталась с тремя детьми. Когда фашисты оккупировали Псебай, мне уже шёл седьмой год. Помню, как мы собрались у Захливных и в щели забора наблюдали за врагами. Они въехали в посёлок на мотоциклах, в руках держали автоматы. Повзрослев, я понял, что выхлопные трубы оккупанты специально сняли с мотоциклов, чтобы нагнать больше страху на людей. Стоял такой рёв, что можно было оглохнуть. Жители уже знали об их приходе и растащили всё из магазина на лесозаводе. Мы жили в дальнем переулке. Пока мама добежала до магазина, ей достались только пуговицы, но и они пригодились. Около 10 мужчин погнали скот в горы, чтобы он тоже не достался врагам. Но их догнали и расстреляли якобы как партизан.

В плен гитлеровцы взяли наших солдат, которые не успели уйти в горы. Лагерь для них сделали около лесозавода. Пленные могли бы убежать, ведь их охраняли кое-как, но они были настолько истощены и замучены, что с трудом передвигались. Маленький Миша вместе с друзьями кидал им через забор варёный картофель и грушу-дичку.

По соседству с Кузьминовыми жила бабушка-гадалка. Люди ходили к ней, чтобы узнать, живы ли их воевавшие близкие. Как-то все пошли к гадалке, а Мише поручили что-то сделать по дому и затем тоже прийти. Он быстро справился с делами и стал закрывать дверь. В это время к нему подошёл фашист и заставил отдать ключ. Испуганный мальчик прибежал к соседке и рассказал о случившемся маме. Вернувшись домой, немца они не застали. Поживиться у Кузьминовых было нечем, но незваный гость не ушёл с пустыми руками. Он прихватил с собой балалайку.

Фашисты не брезговали ничем, но в основном отбирали яйца, молоко и сало. Свиней они забирали себе, всех собак расстреляли. Не тронули только коров, потому что эти животные всех кормили и использовались как гужевой транспорт.

Враги быстро обосновались в посёлке. Они расселились в тех домах, где позволяла площадь. У Кузьминовых была длинная хата. В одной половине жили они, а в другой, где жил ушедший на фронт брат отца, квартировали четыре захватчика.

— Бывало, выглянут гитлеровцы из окна с автоматами и стреляют в гусей, — рассказывает Михаил Кузьминов. — Потом выходят на улицу, смеются и идут их варить. У нас росли яблони разных сортов. Фашисты нарезали их и варили в котелке со сливочным маслом. Мне давали попробовать. Такая вкуснятина! Это происходило в короткие часы затишья. Каждый день врагов бомбили наши кукурузники. Немецкие зенитные установки стояли в огородах жителей.

Самолёты налетали со стороны нынешнего Гипса.

— А псебайцы не страдали от налётов?

— Мы всегда в это время прятались. Помню одну историю. О ней мне рассказал старший брат. На кукурузниках летали девушки. Как-то фашисты стреляли по самолёту и отбили дверцу, тот начал, вроде, падать. Дверца упала в чей-то огород. Враги обрадовались, что попали, а кукурузник резко взмыл в небо и улетел. Лётчице пришлось сбросить бомбу в конце Псебая. Там на поляне была копна. За ней от испуга спрятался парень Ишутик, то ли звали его так, то ли фамилия такая.

Осколком от бомбы ему разорвало живот, но его успели спасти, и он выжил.

Ещё случай с бомбардировками. У речки Дальняк, в кручах, люди выкапывали окопы и прятались. У каждой семьи было своё убежище. Когда кукурузники улетали, все возвращались домой. Как-то после очередного налёта в посёлке начался шум. Брат Михаила Кузьминова побежал на крики. Мать не смогла его остановить. Он вернулся радостный и рассказал, что в Диканёвом саду собралось много фашистов и бомба угодила именно туда. Врагов буквально разорвало на части.

А однажды зимой к ним в хату забежал фашист. Семья в это время ужинала. Он выхватил миску с борщом, выпил его и убежал. Кузьминовы ничего не поняли. А когда проснулись утром, то фашистов и след простыл. На следующий день после их ухода мальчишки нашли разбитую балалайку на лесозаводе.

Сразу после ухода оккупантов началось спешное восстановление колхоза. Миша, как и другие ребята, пытался помогать взрослым. Люди трудились от зари до темна, выбивались из сил, но верили, что наши победят. И этот день настал. Издалека колхозники увидели всадника с флагом, который кричал: «Победа, победа!».

 

 

 

Мирное время

 

После войны Михаил Петрович учился в Тихорецке на радиотехника и по направлению работал в Астрахани. Потом служил радистом на Каспийском флоте, после армии трудился в районном узле связи. Ещё 30 лет Михаил Кузьминов проработал радистом в опытно-показательном лесокомбинате и заслужил звание ветерана труда.

В 2000 году он возглавил псебайский Совет ветеранов, через четыре года передал свои обязанности преемнику, но не оставил общественную работу. Вот уже 20 лет Михаил Петрович является членом совета ветеранов.

У себя в гараже он устроил музейный уголок семьи и назвал его «Память». Там ветеран труда разместил фотографии близких людей. Михаил Петрович по праву гордится родственниками.

— Мой дед Емельян Николаевич Анипко воевал под началом Будённого, — говорит он. — Прозвище у него было Бочар. Я спрашивал у казаков, что означает это слово. Они сказали: «Пастух». А, как известно, пастухи были лучшими наездниками. Дед мог оседлать самого ретивого коня. Мой отец Пётр Егорович Кузьминов тоже был не из робкого десятка. Он воевал в дивизии легендарного Льва Доватора, защищал Москву, Смоленск, освобождал Варшаву, брал Берлин. Отец и его друг Андрей Андреевич Гладков прошли всю войну и вместе вернулись домой.

Доваторцы продолжали дружить и в мирное время, а когда их дети повзрослели, то поженили их.
Вот уже 62-й год Михаил Петрович живёт с Валентиной Андреевной. За долгие годы совместной жизни они не утратили любви и уважения друг к другу. У супругов одна дочь, две внучки, пятер о правнуков и один праправнук. Этой большой и дружной семье есть кем гордиться и с кого брать пример.

 

Виола Крапивина. Фото автора.

 

 

 

Опубликовано 24 июн 2021 | 377 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению