Сегодня
18 апреля
Валюта
64.07
72.24

Шедок — неспешной жизни уголок

В туманный зимний денёк корреспондент газеты «Предгорье» отправился в одно из сельских поселений Мостовского района, чтобы посмотреть, чем живёт наша глубинка. Увиденное оставило противоречивые впечатления.

 

Питьевую воду жителям улицы Куйбышева в Шедке доставляют на машине

 

Лежит под горою село

 

Шедок расположен в одном из красивейших мест Кубани. Он притаился у подножия невысокой гряды гор, начинающейся от крайних домов улицы Известковой. Самые живописные виды здесь открываются с огородов домов на улице Краснопартизанской, плавно поднимающихся на горку, и с улицы Широкой, вклинивающейся между холмов в сторону от трассы. Здесь, если не обращать внимания на отдельные признаки цивилизации, можно даже представить, будто машина времени перебросила тебя на век-полтора назад, в те времена, когда дороги были только грунтовыми, а люди передвигались пешком или на лошадях.

Шедок каждый раз производит разное впечатление. Помню первую свою встречу с этим селом 23 с половиной года назад. Был вечер, темнело, накрапывал дождь. Мы ехали и ехали куда-то в неизвестность к горам, на самый край света, по дорогам, становившимся всё уже и пустыннее. Надпись «Шедок» появилась тогда, когда мы совсем не ожидали её увидеть. Казалось, что ехать надо ещё километров 10-15, а Шедок – вот он, тут, сразу за трассой. Некоторые дома в селе показались просто игрушечными, настолько они были маленькими. Возникло и долго не отпускало ощущение, что забросило на машине времени куда-то в прошлое. Придумал своё название для этого уголка — «Уменьшённый мир».

А потом… понравилось! Фантастический воздух, голубое небо, яркие, сочные краски зелени – такого никогда не увидишь в городе сухих субтропиков, в котором к июню рыжеет уже вся трава, а знойное небо покрыто белёсо-серой пеленой смога. И ещё тогда стало интересно: а есть ли перспектива у этих мест, где люди живут очень и очень бедно? Об этом в очередной раз пришлось задуматься, навестив Шедок 23 года спустя после первого приезда сюда.

Четверть века – срок немалый. Изменения есть, но они не бросаются в глаза. Так, два хутора, входящие ранее в Шедокское сельское поселение (тогда – сельский округ), оказались разжалованы в улицы, а село Заречное (иначе – хутор Тараканчик) статуса своего не изменило, хотя многие его считают частью Шедка. Впиваются своими вершинами в небо вышки сотовой связи, ездят по улицам иномарки, появились отдельные красивые дома, отремонтированы Дом культуры, школа – вот и все основные перемены, на первый взгляд.

 

 

То ли хутор, то ли улица

 

А что говорят сами шедокцы о своей жизни? На улице Куйбышева (бывшем одноимённом хуторе), которую мы посетили в самом начале поездки в Шедок, за главную вот уже без малого десяток лет – квартальная Людмила Китарогэ. Сама она много лет работала в Магаданской области, потом трудилась на Псебайском заводе строительных материалов, а три месяца назад уволилась: не платят зарплату.

— У нас 220 дворов на улице, а длина её почти три километра, — рассказывает она. — Может, кто-то и считает, что мы – дальний край села, но только не наш новый глава. Уж его вниманием мы точно не обделены. Несколько раз в неделю, а то и каждый день он бывает здесь. Да, проблемы у нас есть, условия далеки от городских, но мы любим наши места и никуда отсюда не уедем. Здесь очень много приезжих с севера, особенно работавших раньше в «Норильском никеле», и все они тут осели, не разъехались. А проблемы молодой глава, конечно, те, что в его возможностях, последовательно решает.

Надо сказать, что улица Куйбышева в Шедке всё же стоит особняком как территориально, так и статусно. Это самая длинная улица в селе и самая, наверное, населённая. Однако есть тут свои «издержки производства». Несколько лет назад рядом с Малой Лабой начали разрабатывать карьеры, и вода ушла из скважин и колодцев жителей улицы. После этого по договорённости администрации поселения с Псебайским заводом строительных материалов предприятие стало развозить воду жителям улицы, однако в последнее время рейсы финансирует только местная власть. Раз в два дня водитель Анатолий Чернов проезжает мимо домов и сигналит. Тут же куйбышевцы собираются по воду. Как раз в момент нашего приезда водовозка остановилась прямо напротив дома Китарогэ, и хуторянка Татьяна Никерина (всё же язык не поворачивается постоянно называть бывший хутор улицей) оккупировала место под краном цистерны, прихватив 12 или 13 вёдер, а с другого дома спешно начали протягивать шланг от ёмкости, где хранится вода. Да, для любителей удобств и цивилизации жизнь здесь, как сразу стало ясно, совсем не сахар, но местные жители в основе своей к быту этому привыкли и считают, что так оно и должно быть. Наверное, те, у кого есть с чем сравнить, это мнение не всегда поддержат. Виданное ли дело – в двадцать первом веке возить воду на водовозке!

ПЗСМ, кстати, долгое время был главным источником заработка для жителей Шедка на территории поселения. Многие, конечно, работали в Псебае (в основном на КНАУФском предприятии) либо в райцентре, кто-то ездил вахтовым методом на побережье или даже на север. Бесконечные смены арендаторов или владельцев привели к тому, что рабочим просто перестали платить зарплату. Это вызвало массовые обращения шедокцев в прокуратуру. Процесс выплаты находится на контроле у прокурора и главы Мостовского района.

Но вернёмся на улицу Куйбышева. В последние годы здесь появилось наконец-то уличное освещение, поменяли трансформатор, после чего напряжение в сети стабилизировалось, открыли фельдшерско-акушерский пункт, рядом с которым установили детскую площадку. На улице работают два магазина, а для жителей отдалённых домов и пенсионеров, кому затруднительно добираться к магазинам, регулярно подвозится свежий хлеб. То есть по возможности самое необходимое – то, что может сделать местная власть, налажено.

А что не может сделать власть? Обеспечить всех работой, полностью асфальтировать все основные улицы, провести всем жителям в дома водопровод и газ — ну нет у неё таких финансов, функций и рычагов управления. Об этом, правда, чуть позже.

 

 

Дайте 95 миллионов!

 

почтовое отделение в Шедке

 

Следующим пунктом, где мы задержались побеседовать о житье-бытье шедокцев, оказалось местное почтовое отделение. И опять в глаза бросились контрасты времён: в древнем, столетней, видимо, давности здании горели печки, но согревали воздух весьма слабо, поэтому почтальонкам приходилось сортировать корреспонденцию тепло одетыми. Вспомнился сразу недавний скандал с самым главным почтальоном России, получившим премию в 95 миллионов рублей за 2014 год. При этом рядовые почтальоны буквально прозябают на нищенских окладах, составляющих половину прожиточного минимума на Кубани и даже меньше.

— Ничего в нашей работе не меняется к лучшему, — говорит почтальонка Наталья Гуторова. – Семь лет работаю, все условия остаются такими, как были. Видимо, считают, что на селе рады будут такой огромной зарплате, как у нас. Даже сокращение штатов планируют ради этого.

Про огромную зарплату Наталья, ясное дело, пошутила. Наверное, никакими ухищрениями русского человека не сломаешь – везде выдюжит.

— Нет для людей работы в селе, нет совсем, — отвечает на мой вопрос о том, что такое «хорошо» и что такое «плохо» для Шедка, начальник почтового отделения Елена Заичко. – Вот это самая большая проблема, корень всех бед. Молодёжь вообще без дела сидит. Нет работы – люди уезжают или спиваются. Ведь все предприятия остановились. А в остальном есть движение вперёд – принялись за дороги, привели их в порядок, сделали освещение, протянули газ, правда, не у всех есть возможность к нему подключиться. А газовики за «народное достояние» заламывают такие цены, что диву даёшься. По этой причине, к примеру, из многоквартирных домов в Шедке газифицирован до сих пор лишь один.

— Наверное, в Газпроме считают, что у нас в стране все миллионеры, — выдвигаю я предположение. – Даже в Шедке.

— Всё равно, несмотря на все сложности, в Шедке жить людям нравится, — продолжает Заичко. – У нас тихо, спокойно, жизнь здесь размеренная, неспешная. Жаль только, что мы не нужны, по большому счёту, власти в Москве. На местах стараются облегчить нам существование, глава Владимир Анатольевич Алексеев постоянно чего-то добивается для поселения, но много ли он сможет сделать, не имея достаточно средств в казне?

 

 

Да будет супермаркет!

 

Следующая наша остановка у сельского ДК. Здесь нас встречает директор Виктория Сопка.

— Всем вроде хорош Шедок: красота вокруг, в самом селе сделали новые остановки, дороги отгрейдировали, тротуары проложили, но вот с трудоустройством здесь большие проблемы, — сообщает она. – А если есть работа, то зарплата небольшая. И вот что плохо – нет у нас большого магазина. Чтобы зашёл, купил все продукты и отправился прямиком домой с полными сумками.

— На железнодорожной станции – единственный пешеходный переход, — подключается к разговору руководитель кружка в Доме культуры Наталья Тутикова, — и тот не освещён. В сквере возле станции, где детская площадка, – темень, хоть глаза выколи. Ни одного фонаря, вечером в темноте возвращаться домой страшно. Банкомата у нас нет, за зарплатой ездить надо в Псебай или Мостовской. Хотим банкомат и супермаркет!

На самом деле работники социально значимых учреждений, как выяснилось, надеются ещё на газификацию зданий, где они трудятся. Сейчас здания отапливаются от угольных котельных, а это, как ни крути, прошлый век.

 

 

Магазин в Шедке

 

Чем шедокцы надышались?

 

Дальше на нашем пути закономерно появилось старенькое здание администрации поселения, а затем и местная амбулатория – аккуратненькая, чистенькая, каким и полагается быть любому медицинскому учреждению. Относительно свободной в эти утренние часы оказалась только мать четверых детей санитарка Антонина Верясова. Поскольку она имеет отношение к медицине, мы поинтересовались здоровьем шедокцев. Ведь жить в экологически чистом месте – значит иметь отличное здоровье. Ну, если водку не пьёшь тоннами, конечно.

Ничего подобного! По словам Антонины, болеют шедокцы, и болеют сильно.

— Вот смотрю, кто выходит на пенсию, либо живут максимум год-два, либо не вылезают из больниц, — говорит она. – У многих проблемы с лёгкими начинаются уже в 35-40 лет. А работу у нас особо выбирать не приходится.

 

 

В делах и заботах

 

Вот и пришло время побеседовать о перспективах Шедка с тем, кто уж точно знает всю местную подноготную — с главой поселения Владимиром Алексеевым, которого хвалят многие шедокцы. По их словам, и это лишний раз подтвердила наша поездка, он выжимает из тех немногих возможностей, что у него имеются, все сто процентов пользы для села. Свободного времени у него нет, он постоянно в делах и заботах.

— Ведём ежегодные, привычные работы по грейдированию улиц, проложили и будем прокладывать асфальтированные пешеходные дорожки, мостовые переходы через речку, — рассказывает сельский глава, называя улицы и их участки, где работы завершены. – Устанавливаем дорожные знаки, делаем разметку дорог, сооружаем остановки и строим посадочные площадки. После прокладки трубы для сброса воды перестало топить дома на улице Садовой: раньше ручеёк, текущий со стороны Псебая, во время дождей приносил немало неприятностей шедокцам. Занялись расчисткой русла Шедохи, ООО «КНАУФ ГИПС КУБАНЬ» выделял в помощь нам бульдозер. Взяли на себя водоснабжение улицы Куйбышева: из-за долгов ОАО «ПЗСМ», с которым существовала договорённость о снабжении водой жителей улицы, уже давно не может выполнять эту функцию. При поддержке района рассматриваем возможность привлечения инвесторов на различные площадки, это касается и строительства солевого завода. В общем, решаем текущие задачи, из которых складывается каждодневная работа.

Коснулись в беседе с Алексеевым мы и судьбы административного здания. Уж очень оно ветхое и совершенно не соответствует ни функционально, ни эстетически облику офиса местной власти. Того и глядишь, завалится.

— Мы думаем над этим вопросом, — сказал глава. – Есть земельный участок в поселении, где стоят два здания и можно организовать парковую зону отдыха и место для рынка. Если получится, туда переедет и администрация.

Вот и сложилась из мозаики ответов и впечатлений полная картина того, чем живёт Шедок. Точнее, она сложилась гораздо раньше, просто была чуть откорректирована во время поездки.

Итак, что имеем? Шедок – типичный небольшой населённый пункт, в котором у местной власти не хватает полномочий и средств, чтобы превратить его во что-то более или менее цивильное. Нет работы, нет перспективы, население сокращается, люди рады уже тому немногому, что есть. Если посёлку Мостовскому, население которого растёт, удовлетворительно держаться на плаву удаётся благодаря статусу районной столицы и более выгодному географическому положению (он расположен поближе к основным транспортным потокам и промышленным центрам Кубани), то все поселения, не являющиеся райцентрами, даже с десятком таких энергичных глав, как шедокский Алексеев, не смогут полноценно развиваться.

Вывод здесь, по мнению многих представителей власти, с которыми доводилось беседовать о проблемах глубинки, может быть только один: проведённых реформ местного самоуправления недостаточно, требуется передача на места большинства полномочий, в том числе в решении финансовых вопросов. В малых поселениях должно оставаться больше собираемых налогов, им нужны большая самостоятельность и оперативность в принятии решений.

Пойдут ли на это власти краевого и федерального уровней?

 

Никита Вагаев. Фото автора.

Опубликовано 8 дек 2016 | 2 344 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению