Сегодня
26 марта
Валюта
64.17
72.58

Разговор редактора с газетой про неё

Главный редактор «Предгорья» с газетой не расстаётся уже 22 года, но поговорить с глазу на глаз им ни разу не приходилось.

 

Светлана Бунтури

 

— Здравствуй, Светлана! Это я, твоя любимая газета, обычно ты берёшь интервью, а сегодня мне хотелось бы задать тебе несколько вопросов.

 

— Честно говоря, дорогое «Предгорье», твоё предложение неожиданно. Я не совсем понимаю, о чём ты хочешь поговорить?

 

— О тебе, о твоих коллегах. Не скучно ли в газете? Каждый день одно и то же: статьи, вёрстка, правка, тоскливая работа.

 

— Не скажи. Ты же знаешь, какой у нас красивый район, какие талантливые, интересные люди в нём живут! На твоих страницах мы часто рассказываем о них.

Кроме того, наш Мостовский район всегда в водовороте событий: политических, культурных, экономических. За эти 22 года, что мы с тобой работаем вместе, в Мостовском выросли десятки домов, новые памятники, посёлок украсил фонтан, в станицах и сёлах появились храмы, парки.

А события культурной, спортивной жизни, наши прославленные спортсмены и ученики?! Слушай, если всё вспоминать, мы с тобой заболтаемся до глубокой ночи. А ты говоришь, тоска…

Ведь мы именно этим и гордимся — той скрытой от многих глаз работой, которая очень важна для всех жителей района.

 

— Скажи, а какими были мои первые шаги?

 

— Знаешь, я, к сожалению, не работала во времена твоего рождения. Но была знакома с твоими родителями, с теми, кто основал именно тебя, «Предгорье». Ты ведь у нас дама в расцвете лет – 41 тебе уже, а вот ваш общий возраст вместе с твоими предшественницами – газетами «Кировец» и «Путь к коммунизму» — уже преклонный. Ваша история насчитывает 81 год. Правда, об их жизни я мало знаю и знакома с ней лишь по пожелтевшим подшивкам. Но вот о том, как появилась на свет ты, мне много рассказывали. Например, твой первый редактор, ныне покойный Владимир Измайлов, корреспонденты Людмила Измайлова, которая оставила заметный след на твоих страницах, Валентин Рябцев, Валентина Безносик, Михаил Ветров. А больше всех о твоём рождении мне рассказывала Галина Криштопина. Ты ведь, наверное, уже и не помнишь, как молоденькой девчонкой она пришла в твой родной дом, в редакцию? Как она старалась, чтобы всем, кто тебя творил, было уютно. Представляешь, она 40 лет служила тебе верой и правдой! За эти годы много воды утекло, и Криштопина точно знает, сколько.

Ведь ты не сразу уверенно встала на ноги. Пришлось через многое пройти. Были взлёты и падения. Времена-то разные. Ты выходила три раза, была худенькой – всего четыре странички, стоила копейки. Даже представить себе трудно, что это были за цены.

Да, годы летят. Сейчас всё по-другому. Ты стала краше, прибавила в весе и в цене, реже стала появляться на людях. Время сейчас другое. Непредсказуемое.

 

— Да, многие сейчас тоскуют по прошлому…

 

— Ты знаешь, я не очень. Когда 22 года назад судьба привела меня в редакцию, я ничего не понимала в газетных премудростях. Думала, что никогда не разберусь в этом. Никак не могла понять, чем отличается петит от цицеро, нонпарель от корпуса (это размеры шрифтов) и с чем «едят» кегль и гарнитуру. Материалы тогда для тебя писали в Мостовском, отпечатывали на пишущей машинке и отвозили в Лабинск на автобусе. Там, в типографии, тебя собирали и печатали, а потом привозили в район, отдавали в руки почтальонам. Мороки с тобой было много. Это сейчас в редакциях царствует его величество компьютер с файлами, интерлиньяжем, сервером, а тогда была так называемая высокая печать с массой проблем для начинающих газетчиков. Но постепенно, не без помощи коллег я освоила эту науку.

 

— За что ты больше всего любишь свою работу?

 

— За движение. Надо постоянно думать, искать информационные поводы, проводить подписку, зарабатывать деньги. Ещё за то, что, приходя на работу, никогда не знаешь, как сложится твой день, кто к тебе постучится в дверь, с какой бедой или радостью. За постоянную новизну, неожиданность, непредсказуемость. За то, что всегда надо быть в форме.

 

— И тебя ничего не огорчает в твоей профессии?

 

— В профессии — нет. Потому что профессия у меня самая замечательная — журналист. Это здорово, когда рождаются и ложатся на бумагу строчки, а потом их можно прочитать в газете. А если на это есть ещё и читательский отклик – это вообще кайф, даже если отклик отрицательный. Человек ведь высказывает своё отношение, пусть оно мне и не нравится. Иногда мы не замечаем, что делаем что-то не так, а неравнодушный читатель заставляет задуматься. Поэтому обратная связь для газетчиков очень важна. Такого нет ни у телевизионщиков, ни тем более у радийщиков.

А вот как редактора и генерального директора меня огорчает многое. Сегодня ты — старейшее издание района, являющееся в том числе и своеобразной визитной карточкой нашей территории — испытываешь невероятное количество сложностей. Каждый следующий рабочий день для газетчиков — это не просто рядовые будни, это непрекращающаяся борьба за выживание. В общем, история та же, что и с российским бюджетом: ситуация сложная, но не критическая.

Перемены в нашем обществе принесли проблемы и в газетное дело. От федерального закона, который гарантировал поддержку СМИ , государство отказалось. В кубанских районках изменилась организационно-правовая форма собственности. Раньше редакции были государственными предприятиями, а три года назад стали коммерческими с небольшим бюджетом, с растущими расходами, уменьшающимися доходами. Теперь газеты – это бизнес и, стало быть, должны приносить прибыль.

Мы научились работать с рекламодателями, создавать всевозможные проекты, заниматься совсем не свойственным для журналистов делом – подпиской (это всё же работа почты) — словом, искать заработок.

 

— Да, нелегко вам нынче приходится. Но, я смотрю, народ сюда дорогу не забывает. Двери в моём доме не закрываются.

 

— Знаешь, районная газета остаётся, как точно выразилась моя коллега, «эдаким островком социализма в обществе». В редакцию идут представители бюджетных организаций и государственных органов с желанием рассказать о каждом своём шаге на твоих страницах, обо всём, что они делают, опубликовать в газете свои отчёты. Приходят просто читатели поделиться наболевшим. И редакция продолжает, несмотря на определённые финансовые трудности, по мере возможности выполнять пожелания, защищать интересы людей. И делаем мы это совершенно бескорыстно.

 

— Газету часто упрекают в зависимости, в сдержанности, отсутствии критики.

 

— «Предгорье» свободно в выборе тем, тона публикаций. Конечно, мы оставляем за собой право советоваться, в том числе и с администрацией, и с правоохранительными органами. А сдержанность… Знаешь, главный принцип для нас – «не навреди!».

Критика — это ведь не только хлёсткие слова, обидные сравнения и выражения. За годы моей работы были и такие случаи, когда невзначай сказанное в газете слово наносило людям страшную обиду.

 

— Не расстраивает засилье официалки?

 

— И ты туда же! Расстраивает. Но, во-первых, сегодня без официальной публикации основных документов жизнь остановится. Таковы правила – люди должны быть проинформированы, что делает власть. Во-вторых, наши внимательные читатели уже убедились, что мы стараемся публиковать официалку на специальных полосах. Ну и, в-третьих, это часть нашего заработка.

 

— А что ты считаешь своим главным достижением в газете?

 

— Людей, с которыми работала и работаю. Районные журналисты — самый трудолюбивый народ. Они всегда в деле: день отработают, вечером беспрекословно спешат на какое-нибудь мероприятие. Нет у них ни выходных, ни праздников. То молодёжные акции, то выставки, фестивали, конкурсы, репортажи с мест событий. Отказ от работы в выходные дни даже не обсуждается! Знаешь, они надёжные.

 

— У вас какие-то особые, закалённые или специально обученные люди работают?

 

— Да нет, обычные. Просто они любят своё дело.

 

— И что, все так фанатично относятся к своей работе?

 

— Нет, конечно. Газета — это коллективный труд. Её ведь невозможно сделать одной, и даже в четыре руки не создашь, хотя некоторые и пытаются так делать. Каждый винтик в таком механизме очень важен. Особенно это заметно, когда кто-то заболеет или уходит в отпуск. Да, у нас есть взаимозаменяемость, но тогда и нагрузка возрастает, страдает качество. А я страсть как этого не люблю.

Создание газеты – процесс творческий. И я просто не терплю формального подхода к работе. Ни в чём: ни в написании материалов, ни в подборе заголовков, ни в вёрстке. Так что «дыр, пыр, дыр» (так я называю бездумный подход) у нас не проходит. Некоторые сотрудники мне говорят: « Светлана Геннадьевна, вам не угодишь, вы человек настроения». Неправда! Если я вижу, что коллега с душой подошёл к порученному делу и выполнил всё на пять с плюсом, то я никогда не заставлю его переделывать свою работу, и настроение у меня тогда хорошее. У нас есть люди, которые работают со мной в газете много лет. Они честно, ответственно служат общему делу. Но приходят в редакцию и те, кто хочет, чтобы газета им служила. Вот такие здесь не задерживаются.

Слушай, что-то мы с тобой заговорились. Давай закругляться. Надо работать. У нас сегодня – особенный номер, посвящённый Дню Победы, и я, пользуясь случаем, поздравляю всех с этим великим праздником!

 

Разговор записала Светлана Бунтури, главный редактор.

Опубликовано 5 май 2016 | 1 082 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению