Сегодня
17 октября
Валюта
71.24
82.73

Неизвестная правда об испанских детях на мостовской земле

Четыре года поисковая группа вместе с библиотекарем Еленой Лях пытается выяснить подробности о судьбе детей-испанцев, которые были эвакуированы в село Мостовое в годы Великой Отечественной войны. Вот что им удалось узнать за это время.

 

Кармен, Карлос и Вирхилио де лос Льянос в 1939 году. В 1942 году Кармен из Ленинграда была эвакуирована в село Мостовое.

 

Советский Союз стал домом

 

Эту историю Елена Лях ещё много лет назад услышала от своей мамы Людмилы Кузнецовой. Людмила Никаноровна долгие годы возглавляла Мостовскую детскую библиотеку и знает много интересных фактов об истории посёлка и района. Она и посоветовала своей дочери докопаться до истины.

— Мне самой было интересно узнать, как испанские дети оказались здесь и что на самом деле с ними случилось потом, — рассказывает Елена Лях. — Я работаю библиотекарем, много читаю о Великой Отечественной войне, провожу для школьников встречи с ветеранами и другие патриотические мероприятия. Действовать в одиночку я не стала, привлекла к поисковой работе учащихся и педагогов. Вместе мы разбираемся в этой истории.

От местных жителей поисковики узнали некоторые сведения о детях-испанцах. Потом в интернете нашли информацию о том, что в 1937-38 годах из Испании было эвакуировано более 34 тысяч детей из семей республиканцев, чтобы спасти их от войны. Из них около трёх с половиной тысяч прибыли в СССР. Возраст детей был от 5 до 12 лет. Их сопровождала небольшая группа взрослых в качестве воспитателей. Советские школы, верные интернациональному долгу, гостеприимно открыли двери испанским детям.

К концу 1938 года в СССР было 15 детских домов для них, в основном сосредоточенные под Москвой и Ленинградом. Во время Великой Отечественной войны большинство этих детских домов эвакуировали в Среднюю Азию, Башкирию, Поволжье, Грузию и на Северный Кавказ. Так дети оказались на мостовской земле.

 

 

У каждого своя версия

 

— Что же с детьми произошло потом? – спрашиваю я.

— Вариантов ответа на этот вопрос несколько, — считает Елена Лях. — Сейчас уже нет в живых ветерана Великой Отечественной войны Григория Губина. После войны он работал в школе учителем физкультуры и начальной военной подготовки, организовывал туристические походы по местам боевой славы наших войск на Кавказе. По поводу испанцев Григорий Михайлович рассказывал своим ученикам, что дети жили в здании бывшего тубгоспиталя. Однажды там высадился гитлеровский десант и всех расстрелял. О том страшном событии напоминает памятник, что стоит неподалёку от места расстрела.

Анатолий Лыхо тоже немало слышал о зверской расправе над испанскими детьми. Сейчас Анатолий Фёдорович занимается военно-патриотической работой в мостовском районном совете ветеранов. Из рассказов он помнит, что, спасаясь от фашистов, дети разделились на две группы. Одни пошли со стороны Зеленчука на Кисловодск и остановились в аулах Карачаево-Черкесии. Местные жители, чтобы спасти беженцев, разобрали их по домам и за ночь выписали документы о том, что они являются членами их
семей. Ребята говорили по-испански, поэтому их скрывали от немцев. После освобождения некоторые
остались жить там и обзавелись семьями, а другие вернулись в Испанию.

А вот вторая группа пошла другой дорогой и была захвачена гитлеровцами. Их расстреляли на берегу Лабы, а тела бросили в воду.

 

Библиотекарь Елена Лях — одна из тех, кто пытается узнать правду об испанских детях в Мостовском.

 

Анатолию Фёдоровичу известно, что в могиле около тубгоспиталя захоронены не дети-испанцы, а еврейские семьи. Во время войны они жили в районе нынешнего кинотеатра «Мир». Всех евреев вместе с малыми детьми и стариками оккупанты вывезли в район госпиталя. Взрослых заставили рыть яму. Детей построили перед рвом. Один фашист с ведром и в резиновых перчатках смачивал палец в какой-то жидкости и проводил детям под носом, и они замертво падали в яму. Затем гитлеровцы расстреляли взрослых.

По сведениям краеведа Сергея Евсеева, некоторые испанцы остались жить в Мостовском. Знакомый Сергея Геннадьевича из станицы Зассовской Сергей Хашеев, говорит, что его отца звали Хосе. Но тот не интересовался своим происхождением, пока отец был жив, а сейчас и спросить не у кого.

 

 

Есть очевидцы

 

Мостовчанка Александра Герасименко знает об испанских детях не понаслышке. Она говорит, что они жили в здании нынешней школы № 1. Жители подкармливали их, чем могли. Сама Александра Степановна носила им молоко. Части посчастливилось уйти из Мостовского через перевал. А вот других гитлеровцы повели к тубгоспиталю и расстреляли. Тех, кто не умер от пуль, хоронили заживо. Всё это видел брат Александры Степановны Ваня. Его и других ребят фашисты заставляли закапывать тела.

О страшной трагедии Александра Герасименко рассказала поисковой группе. Информацию об этой встрече разместили на сайте краевой детской библиотеки имени братьев Игнатовых. Спустя год в Мостовскую детскую библиотеку позвонила Мария Льянос из Испании. Оказалось, что она восстанавливает события 76-летней давности, так как среди эвакуированных из блокадного Ленинграда испанских детей была её тетя Кармен Льянос. Мария попросила работников библиотеки помочь заполнить пробелы в воспоминаниях тёти, которой сейчас 95 лет.

— Мы с радостью предоставили накопленный материал, — рассказывает Елена Лях. – А также познакомили Марию Льянос с местным краеведом Владимиром Геннадьевичем Ассовским и с очевидицей трагического события Александрой Степановной Герасименко. Мария в свою очередь тоже поделилась с нами тем, что известно ей.

 

 

Что знает Мария Льянос?

 

Сегодня Кармен Льянос, испанке, эвакуированной в 1942 году в Мостовской, — 95 лет.

О себе Мария Льянос сообщила, что родилась на Урале у русской женщины и испанца. Её отец Вирхилио Льянос оказался в СССР в годы гражданской войны в Испании. В своё время он написал и издал на испанском языке книгу «Ты помнишь, tovarisch?». Затем её перевели на русский язык и выпустили в Москве. В книге автор увлекательно описал свой жизненный путь и рассказал о трудной судьбе многих детей-беженцев, которых в Испании называли «детьми войны», а в СССР — «советскими испанцами».

Сама Мария Льянос училась в МГУ, на факультете журналистики, преподавала русский язык и литературу в испанском университете. Она подробно описала хронологию трагического пути испанских детей на родину и сообщила о том, что Кармен и её братьев Вирхилио и Карлоса в составе последней экспедиции детей привезли в Ленинград из Испании в ноябре 1938 года. Они жили в детском доме в Ленинграде и учились в школе. Когда началась война, Вирхилио и Карлоса эвакуировали в Поволжье и на Урал, а Кармен осталась в блокадном городе.

Испанские девушки работали в госпиталях, ухаживали за ранеными. Юноши уходили на фронт добровольцами или вставали к станку. Вместе с жителями Ленинграда юные испанцы разделили страдания и голод, выпавшие на долю блокадников в первую страшную зиму 1941 года.

Кармен было 18 лет, когда в марте 1942-го её переправили по дороге жизни вместе с другими старшими воспитанниками испанского детдома на Большую землю. Благодаря чуткости и ответственности директора детдома Аркадия Ефимовича Подгаецкого никто из группы не погиб в течение долгого пути на Кавказ.

Ребята добрались до Мостового через месяц, по дороге на станциях люди кормили их, чем могли. Кармен Льянос вспоминает, что щедрость незнакомых людей помогла им избавиться от страшной цинги. Четыре месяца испанцы помогали в сельхозработах жителям, приютившим их. 7 августа 1942 года гитлеровское наступление заставило их вновь эвакуироваться. Пятнадцать дней группа пыталась дойти до перевала. Шли долго. Чередуясь, несли носилки с двумя ранеными девушками. Испанские дети покидали Мостовое вместе с частями Красной армии.

22 августа 1942 года фашистский десант настиг группу в горном лесу, на берегу ручья. Половина ребят уже успела перейти вброд бурный ручей и впоследствии одолела перевал. А 17 человек, включая раненых девушек, попали в плен.

Фашисты отправили детей «в подарок» союзнику Гитлера Франсиско Франко, который тогда правил Испанией. Через разрушенные деревни и города России, Украины, через Краков, Берлин, Мец бывшие детдомовцы доехали до родины.

В мае 1990 года в университете Валенсии председатель Ленсовета Анатолий Собчак вручил Кармен и её подруге по детдому Аурине Альен медали «Жителю блокадного Ленинграда».

— Для поисковой группы полученные сведения стали не только ценным материалом, но и новой отправной точкой для дальнейшей работы, — говорит Елена Лях. — Теперь нам предстоит помочь Марии Льянос расшифровать маршрут, по которому дети через перевалы направлялись в Сочи, и уточнить место, где их настиг фашистский десант.

 

 

Виола Крапивина. 

 

 

P.S. Уважаемые читатели, если вам известны факты об испанских детях, сообщите Елене Лях по телефону:
5-11-52.

Опубликовано 18 май 2019 | 3 388 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению