Сегодня
1 февраля
Валюта
69.34
75.41

Ирина Полякова: «Если б я могла только предположить, где он, то застала бы сына живым»

Мама погибшего десятилетнего мальчика Валеры Полякова, тело которого 28 ноября обнаружили на окраине посёлка Мостовского у водоёма, рассказала «Предгорью» всё, что думает о случившемся.

 

Валерий Поляков

 

 

— Смерть вашего мальчика вызвала большой резонанс среди жителей. О ней ходит множество слухов. Наверняка и до вас они добрались…

 

— Сразу хочу сказать: голова, обе ноги, обе руки у сына были на месте. Его никто не избивал и уж тем более не насиловал. И никакие педофилы здесь ни при чём. Я понимаю, что у всех дети, все переживают. Но для чего выдумать глупости?! Я была просто поражена тому, что люди говорили и продолжают говорить.

 

— Да, люди достаточно безапелляционно заявляли многие вещи. Например, что они присутствовали на похоронах и видели у мальчика на шее след от удавки. Другие же, якобы побывав там, с непоколебимой уверенностью доказывали, что у парня нет ноги. Недавнее, что я слышал: будто ваш муж, отец Валерия, рассказывал кому-то, что у сына сломаны рёбра и отбиты внутренности.

 

— Всё это ерунда! Вы знаете, сейчас я вспоминаю, что одна бабка на похоронах буквально ощупывала Валеру. Я тогда особого значения этому не придала. А теперь понимаю: видимо, проверяла, всё ли у него на месте. Да, я слышала, что люди каким-то образом усмотрели на фотографии (фото с телом мальчика, сделанное на месте происшествия и разошедшееся по интернету, – прим. редакции), что у Валеры нет ноги, ещё кто-то увидел кровь на его штанах. Но всё это не так. А тех, кто сделал и распространил фотографию, вообще надо под суд отдать! Мы ещё искали сына, а она уже гуляла по интернету…

 

— Также люди в соцсетях говорили, что правоохранители отобрали у вас планшет и пишут вместо вас сообщения. По другой версии, они следят за каждым вашим словом и не дают сказать ничего лишнего.

 

— Следователи взяли не мой планшет, а Валеры. Это нормальная процедура. Они проверяют всю информацию на нём. Сами знаете,  что сейчас развелись все эти «синие киты» и прочие подобные сообщества (группы в соцсетях, где детей подталкивают к самоубийствам,  — прим. редакции). Надо всё внимательно изучить.

Сама же я зарегистрирована в «Одноклассниках», но моя страница закрыта для посторонних глаз. Когда всё произошло, ко мне в друзья стало добавляться множество народа,  и я всех принимала: надеялась, что люди расскажут какую-нибудь важную информацию о смерти Валеры. Но все сообщения, которые мне присылали, были примерно следующего характера: «Ирина, примите наши соболезнования. А правда, что у мальчика не было головы?» Когда я поняла, что людьми движет лишь праздное любопытство, то удалила всех, кого добавила, и перестала общаться.

 

— При каких обстоятельствах вы видели сына в последний раз?

 

— Он пришёл со школы. Настроение у него было хорошее, ведь папа вернулся из командировки, привёз деньги. А это значит, что сын мог ни в чём себе не отказывать. Мы с мужем поехали на рынок, купили Валере обувь. А когда вернулись, было странно, что он не заходит померить обновку. Валера-то всегда гулял в своём районе (живут Поляковы в одном из берлинов в посёлке Энергетиков – прим. редакции) и обычно, когда находился на улице, домой забегал каждые минут пятнадцать: то перчатки поменять,  то ещё зачем-то. Его отсутствие нас встревожило.

 

—  Бывал ли он раньше в том месте, где его нашли?

 

— Никогда мой ребёнок там не был! Это аж за железной дорогой в сторону Юго-Западного микрорайона, а он от дома далеко не отходил. Все, кто знал его, это подтвердят. Сам Валера там оказаться не мог. Хотя, что интересно, рядом не нашли ничьих других следов, кроме его собственных, не было поблизости и следов машин. Место происшествия осматривал кинолог с собакой. Единственное объяснение, почему Валера мог пойти туда сам, – пребывание в каком-то неадекватном состоянии. Возможно, сына напоили малолетки. Иначе трудно объяснить,  почему он кружил, блуждал в той местности и всё никак не возвращался домой. Я допускаю, что он мог устать, упасть в воду и утонуть самостоятельно (экспертиза установила, что причина смерти ребёнка, – утопление – прим. редакции). Но был ли он в тот момент адекватным? Всё это пока что мои домыслы. Через 45 дней будут готовы развёрнутые результаты экспертизы, тогда станет понятно, было ли что-то постороннее в крови сына.

А я бы, конечно, в жизни не додумалась его там искать. Если бы только могла предположить, где он, то застала бы Валеру живым. Смерть наступила только в час ночи. Всё это время мы искали его совсем в другой стороне: в посёлке Энергетиков и окрестностях, на Лабе. Нашли сына совершенно случайно рыбаки.

 

— В одном из сообщений в «Одноклассниках» вы писали, что Валеру в тот день люди видели с двумя подростками. Это так?

 

— Да, это ребята из 30-й школы. С ними уже общались следователи. Тут же, правда, поползли слухи, что поймали двоих подростков, которые убили мальчика. Но это не так. Мальчишки всего лишь последние, кто видел Валеру. Следователи сейчас общаются со всеми, кто дружил с сыном, знал его. Они очень ответственно занимаются своим делом. С ними я сутками нахожусь в тесном контакте. Более того, это дело находится на контроле у Москвы.

 

— Спасибо за откровенный разговор!

 

 

 

Спрашивал Дмитрий Бунтури.         

 

Фото предоставлено Ириной Поляковой.

 

 

Опубликовано 7 дек 2017 | 4 727 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению