Сегодня
8 февраля
Валюта
70.38
76.73

Домашнее насилие: отменят ли шлепок ценой в два года тюрьмы?

Государственная дума РФ на днях в первом чтении приняла изменения в Уголовный кодекс, которые смягчают наказание для людей, избивших своих домочадцев. Законопроект, изменяющий статью 116 УК РФ «Побои», представляла член Совета Федерации Елена Мизулина. Он был принят почти единогласно: один депутат проголосовал против и один воздержался. Но верной ли дорогой пошли законодатели?

 

Воспитание ремнём

 

В какой семье не без конфликтов? Менталитет большинства ныне живущих на территории бывшего СССР столетиями подпитывался традиционными патриархальными отношениями. И когда «сильный пол» демонстрировал превосходство в силе физической вплоть до Великой Октябрьской революции, женщинам, а также детям приходилось молча подчиняться. Слово мужа – закон согласно «Домострою».

Двадцатый век стал веком эмансипации, уравнения женщин в правах с мужчинами. Дальше – больше. После внедрения капиталистических отношений в России вместе с элементами западной формы демократии (далеко не всегда лучшими) пришло и такое понятие, как ювенальная юстиция. По ней даже лёгкий шлепок ребёнка в семье является поводом для вмешательства органов опеки и полиции в семейную жизнь и заключения виновного в насилии под стражу. Вместе с тем в российских семьях, да и не только в них, отцовский ремень часто выступал действенной воспитательной силой, которую, без сомнения, многие читатели этих строк испытали на себе и при том отнюдь не стали ущербными личностями.

Наверное, всё хорошо в меру. В каждой стране своя система воспитания, считающаяся нормой. Подгонять всё у нас под западный стандарт не имеет смысла. Лелеять и холить пережитки домостроя – тоже. Перекосы в любую сторону вредны. Именно это и имела в виду Елена Мизулина, выступая против уголовного наказания по 116-й статье Уголовного кодекса. В самой статье после принятия закона произойдут минимальные изменения: исчезнут слова «в отношении близких лиц». Раньше эти слова приравнивали лёгкое рукоприкладство по отношению к домочадцам к насилию из хулиганских побуждений. Это позволяло карать такие действия довольно строго, до двух лет лишения свободы.

Исчезновение этих слов в законе позволит квалифицировать лёгкое домашнее насилие, совершённое впервые, как административное правонарушение. Однако повторное насилие уже в любом случае будет расцениваться как уголовное преступление.

Этим устраняется очевидный правовой нонсенс, существующий с начала 2016 года: сейчас насилие в отношении домочадцев наказывается строже, чем насилие по отношению к посторонним людям. Если вы ударите постороннего человека, не причинив вреда его здоровью, это считается административным правонарушением. А если сделаете то же самое со своим родственником или близким, это уже уголовное преступление. То есть, к примеру, если вашего ребёнка возьмёт за ухо сосед, он может заплатить штраф, а если это сделаете вы сами, то могут и посадить. Причём хуже всего то, что нынешний закон не позволяет прекратить уголовное дело даже после примирения сторон. А теперь сравните привычную реакцию среднестатистической мамы провинившегося ребёнка в том случае, если воспитывать его «с лёгкими элементами рукоприкладства» начнёт человек с улицы или собственный муж и отец шалуна.

Другими словами, действующий закон грубо вмешивается в семью и является частью политики ювенальной юстиции. Родители всей страны выступили против нынешней практики. Это не значит, что они выступают за домашнее насилие — просто люди защищают традиционные ценности.

С другой стороны, как было сказано, послаблений в этой сфере тоже допускать нельзя. Очень многие законодатели выражали обеспокоенность, что декриминализация побоев подстегнёт домашнее насилие. Ведь в России ежегодно 600 тысяч женщин подвергается насилию дома, причём каждая третья из них страдает от этого регулярно.

За примерами насилия далеко ходить не надо. Вот совсем недавний дикий случай с печальными последствиями. В одном из поселений Мостовского района произошла ссора между мужем и женой, злоупотреблявшими спиртными напитками. Женщина была сильно избита, с повреждениями внутренних органов. После побоев прилегла на диван – стало плохо. Только через два дня на неё обратили внимание – думали, что просто спит. Спасти её не удалось.

Другой пример. Девушка-подросток отсутствовала дома почти целый день, вернулась поздно, при этом обнаружилась пропажа денег из материнского кошелька. Произошёл разговор с матерью, переросший в скандал. Мать ударила дочь по щеке. Девушка написала заявление в местное отделение полиции. Против матери возбудили уголовное дело. Уже никто и не рад случившемуся, эмоции давно остыли, но, как было сказано, дело по нынешнему закону прекратить нельзя.

И ещё. «Закон о шлепках», как его прозвали в народе, вступил в силу в июле 2016 года и сразу же вызвал многочисленные протесты прежде всего со стороны родителей. Новая законодательная норма, по их мнению, стала излишней и ввела парадоксальным образом новую асоциальную группу – «близкие люди», принадлежность к которой оказалась отягчающим обстоятельством. Ключевым вопросом, который поднимают родители России, является установление порога невмешательства государства в семейную жизнь. Иначе ювенальный произвол в России будет только нарастать, а семьи — разрушаться.

 

 

Андрей Логинов.

Фото взято с интернет-страницы: http://nf.dp.ua/category/news/page/420/

 

 

 

Мнения экспертов

 

 

Заместитель главы Мостовского района Владимир Богинин:

 

Владимир Богинин— Всегда важно при исполнении закона не перегнуть палку. Моё личное мнение таково: законодателям необходимо просчитать все последствия применения этой статьи закона, подходить к каждому случаю индивидуально. При формальном выполнении всех тех положений, которые в ней прописаны, мы наводним исправительные учреждения людьми, которые в большинстве своём там находиться не должны. Это, конечно, не означает, что кому-то положено распускать руки. Но в российской семье есть своя специфика, особенно в традициях воспитания детей. Практика ювенальной юстиции, распространённая на Западе, в условиях российской реальности способна нанести больше вреда, чем пользы. Интересы семьи в ней учитываются далеко не в первую очередь. Поэтому я за взвешенный подход. Надо различать отдельные ошибки в воспитании детей, нервные срывы между членами семьи и, к примеру, системную домашнюю тиранию. В различных случаях и наказание должно быть совершенно разным, но уж точно никак не тюрьма за подзатыльник, хотя, как мы все понимаем, даже минимальное применение силы – далеко не лучший и не всегда действенный способ воспитания.

 

 

Руководитель управления социальной защиты населения в Мостовском районе Ирина Тихонова:

 

???????????????????????????????— Думаю, что инициатива Мизулиной актуальна. Наверное, всё же правильнее будет в единичных случаях насилия применять административные формы наказания. Методы ювенальной юстиции для нас не подходят, вопрос семейных отношений и форм насилия намного сложнее, и решать его только в плоскости виновен-невиновен зачастую просто вредно. В Мостовском районе более пятидесяти семей, находящихся в социально опасном положении. За ними следят органы социальной опеки. Их задача – не допустить неблагоприятного развития ситуации. Родители, конечно, в любом случае должны заниматься детьми, и если произойдёт такое, что дети пожалуются на них, на жестокое обращение, либо, к примеру, жена подаст жалобу на мужа, то для установления объективной, достоверной картины будут задействованы все социальные службы и соответствующие подразделения правоохранительных органов. Факт насилия надо доказать, и это не всегда простое дело. Бывает, что ребёнок обиделся на взрослых и написал заявление об избиении, которого фактически и не было. Но случается и по-другому, когда в семье есть насилие, а страдающая сторона молчит, боится об этом заявить. Поэтому не должно получиться так, чтобы спекулировали шлепками, но не надо допускать и такое, чтобы молча терпели жестокость, если она имеет место. В семье бывает по-разному, рубить сплеча здесь нельзя. Закон должен регулировать все эти моменты, но без крайностей в ту или иную сторону. Главный принцип здесь нужен такой: «Не навреди». Уголовное наказание за единичный случай, за то, что легонько стукнули ребёнка по рукам или шлёпнули – это, по моему мнению, явный перебор.

То есть Россия хоть в Москве, хоть на Кубани сейчас не готова к тем формам правопорядка и методам ювенальной юстиции, которые предлагаются Западом и иногда – нашими парламентариями. Как известно, не всё то золото, что блестит. Как видим, предложение Мизулиной действительно актуально, законодатели вовремя поняли, что хватили через край, и дали обратный ход. Теперь для того, чтобы отменить шлепок ценой в два года тюрьмы, требуется принятие Госдумой поправок к закону во втором чтении.

Опубликовано 3 фев 2017 | 2 234 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению