Сегодня
19 сентября
Валюта
64.47
71.53

Была бы работа, а всё остальное в Солёном есть

Наш корреспондент подглядел за жизнью села Солёного и узнал, чем оно не сравнится ни с какими другими населёнными пунктами района, почему местных коров пора заносить в Красную книгу, а также, как, не покидая пределов села, увидеть Москву и Сибирь. Об этом и многом другом читайте в его репортаже.

 

Я покажу тебе Москву

 

Жизнь села Солёного скрыта от любопытных глаз. Она надёжно спряталась за лесными деревьями в низине чуть в стороне от трассы, ведущей из Мостовского района в Карачаево-Черкесию. Только редкие торчащие среди густой растительности крыши выдают её присутствие. В Солёном я, можно сказать, впервые. Бывал когда-то раньше на его окраине, но смутно об этом помню. Сейчас же собираюсь основательно прогуляться по селу, посмотреть на его достопримечательности, познакомиться с местными жителями, узнать их радости и горести — в общем, хотя бы немного подглядеть за обычной солёновской жизнью. Со мною два замечательных экскурсовода – сельский соцработник и депутат Галина Тихомирова, а также наш редакционный водитель Иван Дешевой, который родился и рос в Солёном. Первая экскурсия за ним. Он везёт нас дорогами прошлого…

Солёновские пейзажи— Солёное названо так из-за солёного источника, который находится недалеко от села, — рассказывает по дороге Иван Алексеевич. – Раньше, когда жителям негде было взять соль, они добывали её, кидая в источник раскалённые камни. Таким образом соль выпаривалась из воды.

Вот она, наверное, главная солёновская достопримечательность! Посмотреть бы на этот источник. Закидываю удочку издалека и любопытствую, как он поживает сейчас, используют ли его, часто ли к нему ходят.

— Не думаю, что это самое популярное место, — говорит проводник по солёновскому настоящему Галина Тихомирова. – В том числе из-за того, что источник пахнет сероводородом…

— А при ветре он порой напоминает солёновцам о своём существовании — уточняет Иван Дешевой.

Ладно, видимо, к источнику сегодня не повезут. А я бы и туда засунул свой любознательный нос, несмотря на сероводородный запах. Иван Алексеевич тем временем вспоминает удивительно живое и шумное по сравнению с днём сегодняшним советское прошлое Солёного, пришедшееся на его детство и молодость.

— Село условно делилось на четыре части: Москву, посёлок Октябрьский, где в основном проживали работники солёновского лесхоза, центр и Сибирь.

— Интересные названия. А почему Москва? – спрашиваю у Ивана Алексеевича.

— Честно говоря, не знаю. Но я тебе её покажу. А Сибирь – это окраина Солёного. Наверное, поэтому так её и назвали. А ещё было в селе две школы, три клуба и даже роддом, где появилась на свет моя сестра, а может, и я сам. Также занимались здесь заготовкой древесины, в цехах делали из дерева пишущие ручки, ножки для телевизоров, паркет. Раньше ещё все автобусы проезжали через село. Из Псебая ходила вахта на мебельный комбинат в Курджиново, забирала туда на работу солёновцев. А рыбы здесь водилось немерено! Пескарь, вьюн, форель…

Для географической справки: через Солёное текут целых три горных речки – Андрюк, Кызыл-Бек и Угольная.

Иван Алексеевич тормозит машину на трассе, не доезжая до села. Выходит и указывает на пустынную поляну:

— Вот здесь была Москва!

О том, что тут относительно недавно обитал человек, не говорит практически ничего. Лишь кучки каменного мусора, которые, возможно, раньше были фундаментом домов, осторожно намекают на это. Призраки солёновского прошлого, ожившие благодаря воспоминаниям Ивана Алексеевича, сопровождают нас и дальше вдоль трассы. Встают и тут же исчезают по сторонам дороги миражи ферм. Бывшие ухоженные колхозные сады и питомник лесхоза обречённо выглядывают из-за дикой растительности одинокими яблоневыми деревьями и соснами. Призрачный поезд, отъехавший от призрачной станции, пересекает нам путь и исчезает за горой, а когда-то проложенное для его следования узкоколейное железнодорожное полотно теперь с трудом можно узнать в насыпи, поросшей травой.

Хата в СолёномНад рекой Андрюк за мостом какими-то древнегреческими руинами склонились развалины бани, смотрят недоумённо в своё безжизненное отражение. Тихо на территории лесхоза – там, где раньше весь день трещало по громкоговорителю радио и шла суетливая рабочая жизнь. Нет больше кафе, где по выходным крутили кино солёновцам, исчез клуб, что стоял за тремя тополями, заросли пруды и футбольное поле. И в конечном пункте нашей экскурсии — на сибирской окраине Солёного — Иван Алексеевич уже привычно произносит:

— Здесь тоже стояли хаты…

Если часто задумываться над тем, как было и как стало, и, особенно, если постоянно видеть вокруг следы грандиозного и тупого варварства, которое мы учинили сами над собой, глупо полагая, что, полностью развалив старую страну, будем лучше жить в новой, то, кажется, можно сойти с ума. Наше разрушенное прошлое – все эти заброшенные здания колхозов, грязные заводы с выбитыми стёклами в деревнях и городах и прочее – до сих пор кричит от боли и обиды, напоминает о тёмных временах, смотрит с печальным укором, вызывая чувство вины. С ним ни в коем случае нельзя жить дальше, его уже давно пора отпустить. И поэтому очень важно в конце концов убрать по всей стране, в том числе в нашем районе, в Солёном, изуродованные памятники этого прошлого, как не оставляем мы рядом с собой тела умерших близких людей. Помня о них, мы продолжаем идти вперёд, строить, созидать, стараясь быть достойнее и лучше.

Так что больше ни слова о прошлом. Тем более что о Солёном, к счастью, можно говорить в настоящем времени.

 

Священные коровы

 

Начнём с праздничной стороны жизни солёновцев, поскольку первым человеком, которого мы встретили в скверике в центре села оказалась художественный руководитель сельского клуба Ольга Штельмах. Как и во всей стране, особенным для Солёного получился нынешний День Победы. Этот праздник объединил село. Местные и приезжие после долгого непонимания и настороженного отношения друг к другу наконец-то подружились. Атмосфере близости способствовал и замечательный концерт, организованный работниками культуры. С особой теплотой, как сказала Ольга Штельмах и подтвердила Галина Тихомирова, жители по сей день вспоминают «Танец чаек» от малышей солёновского детсада.

Солёновские коровыРазгуляться на полную, когда праздники проходят на открытом воздухе, солёновцам порой не дают коровы. Вольнопасущиеся животные как-то по-особенному переживают за уютную полянку сквера и при случае хорошенько стараются её удобрить. От их «добра» бывает негде ступить. Вот и недавний День защиты детей оказался под угрозой срыва. Спасли положение работники клуба, которые накануне праздника до самого вечера занимались «разминированием» территории.

В подтверждение сказанного в скверик как к себе домой бодро вошли две коровы. Однако попав под фотообъектив, почувствовали себя неуютно и поспешили скрыться.

— Конечно, местных коров, как и свиней, у нас пора в Красную книгу заносить, — делится Галина Тихомирова своим мнением. – В лучшем случае голов сорок их сегодня по селу наберётся. А так, одни куры остались. Это всё последствия эпидемий африканской чумы и ящура, которые, как помните, были у нас несколько лет назад (село Солёное тогда находилось на жёстком ящурном карантине – прим. автора). Понятно, что отношение к оставшимся коровам сегодня трепетное, но всё же позволять им свободно гулять по селу и захаживать в тот же сквер или на детскую площадку — это слишком.

 

Сельская фантастика

 

В настоящую легенду в селе Солёном, ещё не открывшись, успела превратиться новая школа. Известна она в первую очередь своим затянувшимся строительством. Оно продолжается уже далеко не один год. Однако, по разговорам, которые можно уловить в информационном поле района, вполне вероятно, что школу откроют в этом учебном сезоне. Второе, чем она ещё привлекает внимание, — её огромные размеры, кажущиеся многим не соответствующими тому относительно невеликому количеству солёновских учеников. Но проверим всё сами. А для начала из любопытства заглянем в старую школу. По пути туда прошу Галину Тихомирову признаться, что нравится и не нравится ей в Солёном.

Иван Дешевой и Галина Тихомирова— Я тут родилась. Но не только это позволяет мне чувствовать себя здесь дома, а, прежде всего, добрые люди, которые живут в нашем селе. В Солёном всегда приятно пройти по улицам – с тобой обязательно поздороваются, даже если не знают. Доброе отношение жителей замечают и приезжие. Например, продавцы выездного рынка, который бывает у нас по вторникам, говорят, что ощущают себя здесь своими. К тому же в Солёном очень красиво. И, видно, эти места (горы, леса, реки, мудрая тишина природы – прим. автора) тоже располагают к тому, чтобы люди были добрее.

— А из проблем… — продолжает Галина Тихомирова. – Нет в нашей амбулатории постоянного врача общей практики, а также отсутствует лаборант, из-за чего, например, сдавать анализы приходится в Псебае. И с работой плохо. Люди стараются себя обеспечить тем, что дают им земля, солёновская природа. Кто держит парники, кто собирает грибы, кто грузит камни с реки. Но знаете, лодырем в Солёном никто никогда не был.

— Скажите, сдвинулось ли что-то в селе после 90-х? Есть ли перемены к лучшему? – интересуюсь я.

— Наверное, лет пятнадцать уже потихоньку эти перемены происходят. К нам стали приезжать люди. Есть надежда, что мы оживаем.

Эти оптимистичные слова Галины Тихомировой подтверждает статистика, озвученная директором солёновской школы № 22 Николаем Лубенцом. Так, в нынешнем году выпускниками стали двое героических парней (для меня тот, кто каждый урок отвечает у доски, не имея возможности скрыться от взгляда учителя, – настоящий герой), а вот первоклассников будет уже 18. Всего же в школе в среднем приходится по 8-10 человек на класс.

— Многие переживают, что новое школьное здание слишком большое в сравнении с числом солёновских учеников. А как по-вашему?

Похоже, эти многие Николаю Лубенцу своими переживаниями уже хорошенько надоели.

— Не большое, — как-то устало отрезает он. – У нас будет кабинетная система, то есть ребята каждый урок — химию, географию или что другое – будут проводить в специально предназначенном для того или иного предмета кабинете.

Учитель математики в селе Солёном Татьяна покасКстати, старая солёновская школа, где мы нашли директора, напоминает детский лагерь. На её территории разместились небольшие одноэтажные синие домики на высоком фундаменте. Каждый домик — отдельный класс. На лестнице одного из них стоит учитель математики Татьяна Покас. Она работает в школе уже около тридцати лет. С Татьяны Дмитриевны можно писать картину «Портрет сельской учительницы летом»: элегантная коралловая шляпка, розовая рубашка, вдумчивый взгляд, за которым видна педагогическая основательность.

— Есть тут кто живой из школьников? – спрашиваю у неё.

— Да, десятиклассники проходят практику – готовят школу к лагерю дневного пребывания.

В домике, на который указала Татьяна Покас, обнаружилось четыре человека.

— Это весь ваш класс? – интересуюсь я будущих выпускников.

— Нет. Одной девушки сегодня нет: заболела.

— А придумали уже, куда поступать будете?

— Я хочу на искусствоведа учиться, — говорит Лиза Ковалёва. – Миша Мархель собирается в военное училище пойти, а Аня будет стоматологом.

— Зубным техником, — поправляет Аня Новосёлова.

Какую профессию выбрал их одноклассник Илья Стебляк, школьникам неизвестно. Всё это время он так сосредоточенно соскабливает старую краску с оконной рамы снаружи здания, что я и сам не решаюсь его потревожить и спросить об этом.

Оставив десятиклассников, через задний двор выходим на территорию нового здания школы. Мне кажется, всех сомневающихся в целесообразности её строительства и особенно тех, кто не видел эту школу воочию, директору Николаю Лубенцу сразу же надо посылать: «Пойдите и посмотрите!». Наши читатели уже знают, что детский суперсад, например, находится в станице Ярославской. Теперь нам известно местоположение супершколы – это и есть то самое новое здание СОШ № 22. По многим параметрам солёновской школе нет равных в районе и, скорее всего, не только в нём.

Большое здание из красного кирпича, состоящее из соединённых одно-, двух- и трёхэтажных строений, стоит на фоне горного великолепия. Перед ним добротных размеров спортивная площадка с футбольным полем, беговыми дорожками и турниками. Внутри Новая школа в Солёномшколы помимо современных оборудованных классов спортзал с душевыми комнатами, зал актовый, зал тренажёрный (сами тренажёры уже на месте), стоматологический кабинет и многое другое. Туалеты, кстати, тоже в здании.

Наш сопровождающий, работник школы Николай Лобека, с особым теплом задерживается у новых станков и другого неопознанного мной оборудования в кабинете труда. Кстати, точную должность Николая установить не удалось. На вопрос, чем он здесь занимается, тот коротко отвечает: «Всем». После уточняющего вопроса добавляет, что он и ландшафтный дизайнер (наверное, имеется в виду уход за клумбами перед школой – прим. автора), и дворник, и многое другое. Скорее всего, в первый месяц после открытия школы Николаю придётся поработать ещё экскурсоводом и проводником, чтобы помогать ребятам ориентироваться в школьных лабиринтах.

На наш обывательский взгляд, здание уже готово к тому, чтобы принять учеников. Но откроют ли его к 1 сентября, мы узнаем позже. А вообще, солёновская школа для меня – тот идеальный пример учебного заведения, какое должно быть в каждом, пусть даже самом отдалённом и тихом уголке страны. Солёное не безнадёжно. По крайней мере, для детей. Теперь, казалось бы, в глухом селе, у них есть всё, чтобы развивать и проявлять свои способности. И это фантастика!

 

Трутся в лесах медведи

 

Приятные перемены в Солёном олицетворяет и новая амбулатория, которая относительно недавно появилась в центре села. В ней всё замечательно, кроме общего для современной России дефицита врачей. Сегодня на рабочем месте только фельдшер Светлана Антипова. Из остального персонала кто ушёл в декрет, кого просто нет. Светлана полностью сходится во мнении с Галиной Тихомировой, называя преимуществами села хороших людей и природу, а его недостатками в первую очередь – нехватку работы. По профессиональной части, кроме упомянутого выше недостатка в персонале, она переживает из-за отсутствия в амбулатории машины, которая иной раз очень бы пригодилась для пациентов. Кстати, о последних. В момент нашего посещения у Светланы Антиповой находятся два самых дорогих пациента – муж Александр и дочь Анастасия. Александра укусила соседская собака, а Настя просто приболела. Школьный сентябрь девушка начнёт уже в одиннадцатом классе. Она хочет стать филологом и мечтает хотя бы последний годик поучиться в новой школе.

Работники почтового отделения в СолёномА вот где существенных перемен не наблюдается, так это на почте, что находится недалеко от амбулатории. Главной проблемой здесь, как и в других отделениях «Почты России», по-прежнему остаётся постыдная зарплата, которой «вознаграждает» за труд руководство этой крупнейшей в стране почтовой организации своих рядовых работников. Потому и настроение у них порой не самое жизнерадостное. Вот и на вопрос, что хорошего происходит в Солёном, заведующая отделением Галина Алексеенко и почтальоны Виктория Головко, Антонина Елец сразу ответить не могут.

— Автобус у нас начал ходить… — подсказывает работникам почты Галина Тихомирова.

— Да, — соглашаются они и после некоторой задумчивости вспоминают. – Хорошо у нас прошло 9 Мая. Особенно понравился «Танец чаек» в исполнении наших малышей. Его музыкальный руководитель детсада Инна Мрыхина ставила. Она вообще большая умница!

Кстати, в этот день мне довелось посмотреть прославленный «Танец чаек». Его запись продемонстрировала на компьютере в солёновском детском саду заведующая Надежда Фодченко. Интересно, что здание детсада всю свою долгую жизнь связано с детьми. Именно оно раньше и было сельским роддомом. Его почтенный возраст – то, что больше всего волнует Надежду Фодченко. В следующем году она подумывает уйти на пенсию, говорит, что трудно сражаться с ветхостью построек. Надежда Васильевна делает всё, что может, оперативно устраняя с сотрудниками очередную выскочившую болячку старого здания. Но здесь нужны более глобальные изменения, которые коллективу детского сада в одиночку не произвести. Территория детсада, в отличие от его корпусов, хорошо поддаётся трудовой и творческой энергии его работников. Здесь очень уютно. Дорожки, цветы, картинки из растений, художественные композиции из самых невероятных материалов.

— Красивая территория, да? – спрашивает у меня Галина Тихомирова.

— Да. Мне особенно нравится та, дальняя часть садика, где сосны стоят.

— Это мы их сажали, когда в школе учились, — сообщает Галина Григорьевна.

Церковь в СолёномГде мы ещё только не побывали в этот день. Посетили святой источник, который раньше был запущенным местом, пока за него не взялась семья Анжелы Коваленко. Поглядели на местную церквушку. Съездили к шлагбауму, перекрывающему транспорту дорогу к урочищу Котёл, куда раньше ходили лесовозы. Здесь у егеря Владимира Золотухина я прояснил один давно волновавший меня вопрос: водятся ли в наших горах медведи? Оказывается, да. Дело в том, что несколько лет назад я гулял со знакомой около дольменов в районе посёлка Кизинка. И вдруг на противоположном берегу речки, где-то в лесах, раздался рёв, который ещё не один раз повторился. Унося поскорее ноги к посёлку, мы гадали, мог ли это быть медведь. Теперь знаю, вполне себе мог.

У самого выезда из Солёного наш водитель встретил очередного знакомого. Тот вместе с другими мужчинами убирал мусор с территории бывшего деревообрабатывающего цеха, которая, судя по недавно сделанному аккуратному пруду, скоро превратится в базу отдыха. Знакомый Ивана Алексеевича, как и его товарищи, был не очень бодр.

— Как живёте? – спросил Иван Алексеевич.

— Как видишь. Была бы работа… — произносит главную солёновскую мантру знакомый.

Да уж точно, была бы только работа, а всё остальное в Солёном есть.

 

Дмитрий Бунтури. Фото автора.

 

Остальные фото смотрите на официальной страничке газеты «Предгорье» «ВКонтакте».

 

 

Опубликовано 23 июн 2015 | 5 201 просмотров

6
Fatal error: Call to undefined function get_end_of_word() in /var/www/predgorie/data/www/predgorie-online.ru/wp-content/themes/predgorie2/comments.php on line 27