Сегодня
5 августа
Валюта
73.43
87.29

Знаете, каким он парнем был…

21 июня не стало мостовчанина Анатолия Черепанова, ветерана двух чеченских войн, прекрасного и надёжного товарища, ответственного человека.

 

Таким Анатолий Черепанов запомнится родным и близким.

Эхо ранения, полученного во время боевых действий в Чечне, сказалось через много лет, прервав полёт его жизни. Анатолий мог бы много ещё сделать хорошего для друзей и близких и даже совершенно незнакомых людей, но судьба решила иначе. 46 лет – это не возраст для того, чтобы уходить из жизни, но, как ни прискорбно, это случилось. Сегодня с читателями газеты «Предгорье» воспоминаниями о своём друге делятся те жители посёлка Мостовского, кто его хорошо знал и даже служил вместе в горячей точке.

Александр Ерёмин, ветеран чеченской войны:

— Я знал Толика со школьных лет. Мы учились в одной школе, в параллельных классах, общались между собой, как и все пацаны, но по-настоящему и хорошо узнал его только в армии. Он призвался на полгода раньше меня. Получилось так, что мы попали в одну и ту же дивизию «ДОН-100», в 48-й полк, только Толик служил в разведроте, а я — в мотострелковой. Оба мы начали службу механиками-водителями на бэтээрах, так как имели права на категорию «С» благодаря школьному автоделу. Хоть и служили в разных ротах, но автомобильные боксы у нас оказались рядом. Нас набралось восемь человек из Мостовского, и Толик был среди нас из самого раннего призыва. Он прослужил всего полгода, но уже пользовался авторитетом среди сослуживцев. Вообще разведрота в нашем полку, как и рота спецназа, считалась элитарной, туда попасть было сложно. Но Толик был физически крепкий, очень ответственный, да и увлечение мототехникой дало свои плоды.

В первой чеченской войне мы участвовали в рейдах манёвренных групп по зачистке территории от боевиков. Но, как правило, разведка действовала отдельно и скрытно, однако три раза наши роты выезжали вместе.

Под Грозным Толика ранило, бронетранспортёр был обстрелян из гранатомёта и загорелся. Ему удалось выбраться, хотя огонь охватывает машину всего за 15 секунд. Были ещё ранения, ему повредило ноги.

Через полтора года службы я демобилизовался, а Толик Черепанов продолжил службу, поступил в школу прапорщиков, участвовал во второй чеченской войне, которую окончил в звании старшего прапорщика.

 

Анатолий Черепанов (справа) с другом Александром Ерёминым.

Около 10 лет назад он уволился в запас по выслуге лет, стал военным пенсионером. Работал в разных местах – в охране, на лесовозке. Поскольку обладал обострённым чувством справедливости, трудно принимал некоторые несуразности гражданской жизни, переживал. В последние годы всё чаще давало знать о себе ранение в ноги. Ему даже трудно было ходить, но он не сдавался, надеялся на операцию, которая уже была назначена. Но прооперировать его не успели. Мы до сих пор не можем поверить в случившееся. Это был надёжный, верный боевой товарищ и друг, на которого всегда можно было положиться.

Сергей Семашко, ветеран чеченской войны:

— Мы жили на одной улице. Анатолий был старше на два года, но мы дружили, общались. У нас были общие увлечения – мотоциклы, велосипеды, любили отдыхать на речке. Толик после девятого класса пошёл учиться на сварщика, работал в Мостовском межколхозном объединении «Плодовощевод». Очень хотел служить в армии, попал в разведку, стал командиром разведгруппы. Мне даже довелось встретиться с ним во время службы, под Владикавказом. Уже тогда о нём ходили легенды, чеченские боевики на Анатолия объявили настоящую охоту. Я после окончания срочной службы уволился, а Толик участвовал во второй войне, был ранен и продолжал служить после ранения до самого выхода на пенсию.

После того, как была создана организация ветеранов чеченской войны, мы ежегодно встречались в декабре, в День памяти погибших в Чечне, по другим делам. Хороший был товарищ и друг, но вот подвело здоровье. Готовился к операции, из-за карантина её отложили, потом выяснилось, что анализы устарели, надо было всё проходить по-новому. И так не один раз. Очень переживал. Наконец, на 30 июня назначили операцию, только сказали подправить здоровье, прокапаться, так как анализы были не очень хорошими. Но лечение не помогло, нескольких дней не дождался Толик операции. Не верится, что его больше нет.

Анатолий Черепанов (слева) с сослуживцами.

Дмитрий Игнатов, председатель Мостовского отделения Союза ветеранов чеченской войны, ветеран чеченской войны:

— С Анатолием я познакомился при учреждении нашего отделения ветеранов, в 2008 году. Тогда мы собирали всех участников боевых действий в Чечне, проживавших на территории Мостовского района. Вот на первом организационном сборе мы и встретились. Анатолий сразу стал одним из активистов нашего отделения. Он всегда был человеком со стержнем, уверенным в себе, в чём-то даже жёстким. Дел общих было много. Толик очень переживал, когда что-то не получалось. По натуре он был человеком прямолинейным, добивался справедливости, что думал, то и говорил, даже если это кому-то не нравилось. Я знаю, что на войне у него было своё подразделение, которое наводило шороху среди боевиков. При этом он не потерял ни одного человека – настолько тщательно, выверенно проводил боевые операции и берёг при этом сослуживцев. Понятия «воинское братство», «боевой товарищ» для него не были пустым звуком. Каждый, кто прошёл Чечню, хорошо знает, что это такое. Словом, на Анатолия можно было всегда положиться как на войне, так и в мирной жизни. Характер у него был железный всегда, а вот здоровье в последние годы подкачало, стало резко ухудшаться из-за давнего ранения. Когда оторвался тромб, не довезли даже до больницы. Но в нашей памяти, для всех нас, кто его знал, он останется живым. Навсегда.

 

Никита Вагаев. Фото предоставлены Александром Ерёминым.

 

 

Опубликовано 2 июл | 276 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению