Сегодня
26 января
Валюта
74.36
90.41

Хранит наследие предков

Кто бы мог подумать, что в стране ещё сохранились традиции ткать ковры. Гулперин Таибова за ними не ходит в магазин, а делает их вручную.

 

 

В выборе элементов узора ковра Гулперин Таибовой стоят вековые традиции, талант и замысел мастерицы.

 

 

Гулперин Таибова одна из немногих женщин в районе, кто занимается ковроткачеством. Кто научил её этому ремеслу и каковы успехи мастерицы в этом деле, узнала наш корреспондент.

Первое, что бросается в глаза в доме у рукодельницы — это огромный станок с туго натянутой паутиной основы. На ней висят похожие на ёлочные игрушки разноцветной мотки. Отточенные движения пальцев невозможно уловить. Узелок за узелком — и получается сложный рисунок нового ковра. Не отвлекаясь от дела, мастерица спокойно ведёт со мной разговор.

— Сколько помню себя, столько и занимаюсь ковроткачеством, — признаётся женщина. — Научила меня этому ремеслу мама. Она всю жизнь ткала ковры, полвека проработала в Дагестане на фабрике по их производству и заслужила почётное звание «Ветеран труда». Дома у нас всегда был ткацкий станок. В пять лет мама усадила меня за него. Сначала, конечно же, ничего не получалось, но я усердно пыталась научиться. Когда мама уходила на работу, старшая сестра помогала мне освоить это мастерство. Иногда я целыми днями сидела за станком.
— А девчонки не звали во двор поиграть?

— Нет. В те годы девочек рано приучали к труду, чтобы из них выросли хорошие хозяйки, — отвечает моя собеседница.

Гулперин сама в детстве помогала маме чесать баранью шерсть и прясть её. Затем в больших кастрюлях пряжу красили. Краски были синтетические, поэтому разнообразные цвета старались получать из растений и минералов. Традиционный для дагестанских ковров красный цвет добывали из корня марены. Многим знаком такой естественный краситель, как хна, из которого получали оранжевый цвет.

Помимо ковроткачества Гулперин ещё научилась вязанию, вышиванию и бисероплетению. Такая умелая невеста не засиделась у родителей. В 19 лет вышла замуж и поступила в пединститут на преподавателя изобразительного искусства. В середине восьмидесятых её мужа на три года направили в Баговское лесничество инспектором. По истечении срока семья решила остаться в Узловом.

Гулперин Таибова успешно завершила учёбу в пединституте, родила троих дочерей и не рассталась со своим увлечением. Сначала она уже без помощи мамы соткала прикроватный коврик, потом взялась за более сложную работу. Так и не заметила, как соткала около полусотни дорожек и ковров.

Об умелице узнали в узловской школе и пригласили её руководителем кружка декоративно-прикладного творчества. Женщина начала учить детей вязать крючком и спицами. Потом постепенно перешла к ковроткачеству. Школьники охотно осваивали это ремесло. Вместе мастерили поделки и даже продавали их, а вырученные деньги отправляли больным детям. Работы педагога и её учеников не раз украшали различные выставки.

— В те годы директором школы была Светлана Александровна Севастьянова, — рассказывает Гулперин Курбаналиевна. — С каким вопросом к ней не обратишься, она всегда поддержит.

Другие коллеги тоже ценили талантливого педагога. Когда освободилась вакансия учителя рисования, Гулперин Таибовой предложили занять её. Пару лет она учила детей рисовать. В общей сложности педагог проработала в школе 14 лет, пока должность руководителя кружка сократили.

Умелица не привыкла унывать. Всегда много забот по хозяйству. Коровы, куры, утки, гуси — все требуют ухода. С весны и до осени некогда и спину разогнуть в огороде. Только с наступлением холодов она садится за станок, чтобы заняться любимым делом.

Рисунок её ковров никогда не бывает случайным. В выборе элементов узора стоят вековые традиции, талант и замысел мастерицы. Самым большим её творением был ковёр размером два на три метра. Над ним рукодельница корпела в течение четырёх месяцев.

— Сейчас тку новый ковёр. По размеру он будет полтора на четыре метра, — делится планами мастерица. — Хочу подарить его младшей дочери, которая недавно вышла замуж. Она и сама умеет ткать, как и её сёстры. Я с детства учила их этому. Правда, им сейчас не хватает времени. Две мои дочери трудятся медиками, а одна — работает в торговле. Думаю, что со временем они будут выкраивать минутки для рукоделия, ведь оно даёт возможность отдохнуть и набраться новых сил.

 

 

Справка «Предгорья»

 

Искусство ковроткачества началось более чем две с половиной тысячи лет назад. Самый древний из ковров, дошедших до нас, был соткан предположительно более двух тысяч лет назад! Плотное ворсовое полотно с изображением оленей, птиц и коней было найдено во время раскопок царского могильного кургана в 1949 году. Эта находка свидетельствует об уникальном факте: спустя столетия классическая техника ручного плетения ковров не претерпела никаких изменений. Сегодня этот шедевр веков украшает коллекцию Эрмитажа. Да, именно «шедевр веков», ведь ковроткачество – древнейшее искусство, которое своими корнями уходит в Древний Восток.

 

Виола Крапивина. Фото предоставила Гулперин Таибова.

 

 

Опубликовано 28 ноя 2020 | 605 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению