Сегодня
19 августа
Валюта
60.9
62.54

Всю жизнь прожил с достоинством и честью

Газета «Предгорье» продолжает серию публикаций о ровесниках Краснодарского края, проживающих в Мостовском районе. Сегодня наши герои – Степан Васильевич Горбачёв и Николай Павлович Черкасов из села Беноково

Степан Горбачёв родился в семье колхозников в Крымском районе. Существовал до войны там небольшой хуторок Шибик. Он и сейчас формально есть, но остался на хуторе один-единственный дом, в котором в летний период живут арендаторы земель. Как бы то ни было, в тридцатые годы хутор был довольно населён, хотя дом Горбачёвых находился на самом краю. Степану было всего четыре года, когда началась война. Он тогда мало что понимал, но очень скоро война коснулась его семьи. Отец ушёл на фронт, а мать осталась с двумя детьми (у Степана был ещё брат на два года младше).

Летом 42-го на хутор пришли немцы. Сначала заехал передовой отряд на лошадях-тяжеловозах, за ним пехота и продовольственный обоз. В центре хутора захватчики поначалу устроили штаб, а потом переместились к Горбачёвым, так как из их крайней хаты хорошо просматривалась местность. Семью выгнали в коровник. Когда пошли дожди, перебрались на чердак хаты, под соломенную крышу. Выживали тем, что собирали с огорода. На зиму подселились к соседям — на чердаке стало слишком холодно.

Хутор был мал, но без репрессий и здесь не обошлось. На дядю Степана пало подозрение в связях с партизанами. Его вместе с семьёй увезли. Позже вернулись все, кроме главы семейства: мужчину замучили до смерти на допросах.

А весной Горбачёвых ждало новое испытание. Фашисты стали собирать всё население, которое могло трудиться, на работы в Германию. Попала в это число и мать Степана. Поскольку на хуторе было голодно, оставлять обоих детей бабушке она не решилась и взяла старшего, то есть Степана, с собой. В какой-то степени им повезло, потому что угнали их, как выяснилось, не в саму Германию, а в Херсонскую область Украины. Часть пути идти пришлось пешком в огромной колонне.

Впрочем, и такое везение можно назвать относительным. Чем ближе подступали советские войска, тем свирепее становились немцы. За малейшую провинность могли выпороть, затравить собаками или застрелить. Тех, кто настолько ослабел, что не мог работать, просто пристреливали.

Горбачёвы этой участи избежали. Степан, конечно, не работал, был на побегушках да собирал в поле гнилую картошку, колоски – в общем, что перепадёт, потому что питание было очень плохое.

Степану с матерью удалось пережить весь этот год рабского труда на полях Херсонщины. А весной 1944 года советские войска зашли в тыл немецким частям глубокой ночью и перерезали им путь к прямому отступлению. Немцы в поисках спасения, похватав всё, что попало под руку, в панике бежали, большинство было убито – их потом две недели хоронили в общих могилах. Так пришло долгожданное освобождение.

На Херсонщине начали восстанавливать колхозы – шла весна, ещё можно было позаботиться о будущем урожае. Жители Кубани хотели вернуться на малую родину, но их не отпускали – требовались рабочие руки. Председатель колхоза так и заявил: никуда не пущу, будете жить и работать здесь.

Пришлось нескольким кубанским семьям, договорившись, совершить побег. Тихонько добрались до железнодорожной станции и стали ждать поезд, идущий на Кубань. На одном из товарных составов и вернулись домой.

А когда приехали, оказалось, что здесь страшный голод и разруха. Многие пухли с голоду и умирали. Матери удалось устроиться в свинарник, которым заведовали грузины. Они, пожалев семью, предложили Горбачёвым переехать в Грузию, где не было оккупации и такого голода.

Может, мать и не согласилась бы снова покидать родные края, но когда пришёл с войны отец, то вернулся не к ней и сыновьям, а в другую семью. Правда, потом забрал младшенького. А Степан с матерью отправился в Цалкинский район Грузии. Мать устроилась в больницу. И всё вроде бы ничего, но поблизости не имелось русской школы, поэтому Степану было очень трудно общаться со сверстниками и негде учиться. К тому же в дикой природе развелось много леопардов, которые стали нападать на людей. Так, к примеру, леопард загрыз ребёнка напарницы матери по больнице.

По этим причинам жизнь в Грузии не устроила мать, и она со знакомой многодетной семейной парой вернулась на Кубань, поселиласьна хуторе Красный Гай в окрестностях Беноково – тогда рядом с селом было несколько малых хуторов, позже прекративших существование. Там и осели. Жили поначалу в приспособленном помещении при овчарне. Затем колхоз имени Димитрова, куда устроилась на работу мать, выделил комнату в одном из зданий.

Здесь наконец Степан пошёл в школу. Четыре класса обучался в начальной школе Красного Гая. Ещё один год ходил пешком в Беноково, но на этом учёба и кончилась – топать семь километров без нормальной обуви ещё можно было летом, но никак не зимой. Правда, именно в этих путешествиях в школу он и сдружился со своей будущей женой. Свадьбу сыграли, когда Степан уже вернулся из армии, отслужив три года, и стал работать в Красногвардейском лесхозе Ходзинского лесничества. Свадьба была весёлая, шумная, с катанием на конях. Вскоре в Красном Гае купили хату, появились две дочки.

В 1965 году Степан перешёл на работу в колхоз имени Димитрова, был чабаном, скотником. Здесь он работал до самой пенсии, до 1997 года. Колхоз уже испытывал большие сложности и в итоге распался, не выдержав попытки перехода на рыночную экономику. Правда, экономика тогда, в девяностых, была весьма своеобразная…

К тому времени Степан уже построил дом в Беноково и уехал из умирающего Красного Гая. В этом доме он живёт вот уже 48 лет – почти полвека. 26 мая отметил своё 85-летие. Поздравить его с такой замечательной датой приезжали депутат ЗСК Иван Артёменко вместе с главой Беноковского поселения Алексеем Матыченко.

Землякам своим по случаю юбилея Краснодарского края Степан Васильевич Горбачёв желает мирного неба, здоровья, благополучия, а родному краю – процветания.

 

Никита Вагаев.

 

 

Опубликовано 14 июн | 410 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению