Сегодня
28 февраля
Валюта
64.3
69.42

Самым сильным было желание выжить

Воспоминания труженицы тыла Марии Степановны Оридороги проливают свет на многие события, связанные с оккупацией Мостовского района. Ими она поделилась с корреспондентом газеты.

 

 

Мария Оридорога — одна из старейших жительниц Бугунжи. В этом посёлке она прожила большую часть своей жизни.

 

 

Мария Степановна родилась в Бугунже в 1928 году. В то время в посёлке было около ста дворов, детский сад, школа, магазин, сельсовет и артель. Жизнь там текла своим чередом, пока в воскресенье 22 июня 1941 года репродуктор не известил о начале войны.

 

 

Отступление

 

В понедельник 13-летняя Маша уже вышла на работу. Вместе с подругами она выносила из балки и складывала клёпки для бочек. До войны рабочие настрогали их целые горы. Потом делала хомуты для упряжки рогатого скота и края кузовов для телег. Работа была очень тяжёлой, но никто не жаловался. Каждый день из посёлка уходили на войну двое-трое мужчин, трудились в основном женщины, старики и дети.

В один из дней Мария увидела целую армию советских солдат. Не было ей ни конца ни края. Оказалось, что наши бойцы отступают на Красную Поляну, но не знают туда дороги.

Местный житель Яков Скляров вызвался им помочь. Ему тогда было уже около 60 лет. В молодости он участвовал в восстании на броненосце Потёмкине, служил в Красной армии. Потом был егерем и знал все тропинки в горах. Яков Васильевич провёл целую армию по знакомым местам. Вдруг опустился туман, и мужчина потерял из вида тропинку.

Генерал рассерженно заявил, что, если он не доведёт их до места назначения, то будет расстрелян. Не растерявшись, Скляров ответил, что без него они не выберутся и тоже погибнут. Через пару часов выглянуло солнце, туман рассеялся и проводник увидел тропу. Армия двинулась дальше, а Яков Васильевич занемог. Тогда солдаты смастерили носилки и несли его до Красной Поляны.

После войны брат Марии Степановны Иван дослужился до полковника. На одном из совещаний он услышал о том, что в стране остался единственный участник восстания на броненосце Потёмкине. Иван сказал, что в его родном посёлке живёт ещё один участник этого события Яков Скляров. С помощью Ивана написали книгу о фронтовом пути и жизни потёмкинца. Умер Скляров в 1976 году, похоронен на местном кладбище.

 

 

Фашисты в Бугунже

 

Как только Красная армия ушла через горы, по Бугунже поползли слухи, что фашисты уже прошли Переправную, Бесленеевскую, Баговскую и приближаются к посёлку. Тогда один из местных старцев собрал всех девушек постарше и увёл их в лес, подальше от вражеских глаз.
— Повёл он их под Туделев камень, — рассказывает Мария Степановна. — Столько лет я там прожила, но так и не узнала, где это место находится. Говорили, камень был такой огромный и выступал из земли как крыша. Под ним и жили они целый месяц. А потом увидели, что фашисты нас не обижают, боятся партизан, и вернулись домой. Но в гитлеровскую форму были одеты не немцы, а азербайджанцы.

— Может, румыны? — уточняю я.

— Нет, азербайджанцы, — утверждает моя собеседница. — Немцы были в Шедке, Псебае, Андрюках, а в нашу сторону пришли именно азербайджанцы. Все это знали. Нас они не трогали, только продукты забирали. Жестоко расправились враги с одной семьёй евреев. Как-то мама отправила меня за содой к своей подруге. По пути я увидела, как оккупанты увозят в телеге еврейскую семью: мужа с женой и их внуков, а за ними бежит невестка Клава. Позже я узнала, что всех их расстреляли, а баговчане потом предали тела земле. Когда сын убитых вернулся с фронта, ему показали место казни. Оно находится, как едешь из Узлового в Баговскую, мост проезжаешь и по левую сторону. Он поставил там памятник. Жила в посёлке ещё одна еврейская семья. Мать с тремя детьми приехала в Бугунжу в начале войны, спасаясь от гитлеровцев. Она была хорошим врачом. У неё лечились все фашисты. Поэтому женщину и её детей не тронули.

Во время освобождения района враги пытались убежать. Мало кто из них выжил, в основном все погибли. Советские солдаты не брали азербайджанцев в плен. Они считали их изменниками Родины и расстреливали на месте.

 

 

Соседи-полицаи

 

Когда оккупанты захватили Бугунжу, в нескольких дворах ещё оставались мужчины, которых должны были забрать на фронт, но не успели. Не решились они уйти и к партизанам. Зато каратели сразу забрали их к себе в помощники. И 15- летнего брата Маши Ваню тоже звали в полицаи. Маме ребят удалось обхитрить врагов. В очередной раз, когда пришли предатели, она перевязала резинкой кисти рук Ивана. Они опухли и посинели. Тут женщина и говорит: «Посмотрите, руки-то у сына негожие, как он будет ружьё держать?!». Этим и спасла его.

— К землякам полицаи относились терпимо, — вспоминает Мария Степановна. — Только один Илья выслуживался перед новыми хозяевами, как мог. Сначала зашёл к нам во двор, накинул верёвку на шею бычка и повёл его фашистам на склад, потом каждое утро стал забирать молоко и другие продукты. Мама, чтобы никто не видел, растила поросёнка под амбаром. Мы во время войны сажали огород и кормили животное тыквой и кукурузой. Кабан быстро набирал в весе. Илья всё-таки нашёл его там, заколол и забрал мясо.

Он обижал многих жителей. Досталось от него и будущему мужу Марии 17-летнему Петру. У него в Псебае жил двоюродный брат Иван, который занимал там руководящий пост. Когда началась война, его отправили в Ташкент возглавлять военный завод. Даже родственники об этом узнали не сразу. А полицаи думали, что Иван ушёл в партизаны. Поэтому Илья при любом удобном случае придирался к Петру.

Как-то Илья собрал полицаев, поставил Петра в середину круга и требовал признаться, где находится его двоюродный брат. Уже все предатели направили на него ружья и хотели расстрелять, но вовремя подоспел старший. Он приказал им остановиться и пояснил, что если они расстреляют парня, то партизаны за него всех перебьют. А Петру наказал бежать домой. От страха ноги у парня стали словно ватные, он еле передвигал ими. Потом увидел, что все разошлись, успокоился и лишь тогда бросился бежать изо всех сил.

Илья так и не оставил в покое Петра. Спустя время полицай вызвал его поговорить и велел следовать за ним. Парень послушно пошёл и только в лесу заподозрил что-то не ладное. Будто невидимая сила развернула тогда его и заставила мчаться домой. Какие мысли были у предателя неизвестно, добра от него уж точно никто не ждал. Хитрый был человек. Когда фашистов прогнали, он единственный попал на фронт в штрафной батальон. Дошёл до Германии. Говорили, что оттуда мужчина привёз много трофеев, но сам заразился сифилисом. Оправиться от тяжёлой болезни Илья не смог и вскоре умер в псебайской больнице.

— Что стало с другими полицаями?

— Предатели хотели бежать вместе с врагами, да только оказались им уже не нужны. Полицаев посадили в армавирскую тюрьму на 10 лет. Там они и умерли. Только самый старший, который спас моего мужа, отсидел шесть лет и вышел. Ходили слухи, что к фашистам он пошёл с ведома Советской армии, чтобы был свой человек в тылу врага.

— Как потом жилось семьям предателей?

— Совесть мучила их детей. Им было стыдно ходить на праздники в честь Победы. Старших сыновей полицаев не брали в армию.

 

 

После войны

 

Освобождение района вернуло всех к трудовым будням. В Бугунже вновь закипела работа. Мария сутками напролёт по пояс в воде сплавляла с подругами древесину по речке. А Петра весной 1943 года забрали на фронт. Он воевал на первом Украинском фронте, с боями дошёл до Вены. Был контужен и в госпитале узнал, что представлен к награде, которую отправили в Бугунжу. Пётр Ефимович так и не дождался её до конца жизни. Зато его многочисленными медалями и орденом Великой Отечественной войны II степени до сих пор гордятся близкие.

После войны Пётр Оридорога ещё три года служил в Венгрии и только потом вернулся на родину. Отметить это радостное событие собралась вся молодёжь. Среди них была и Мария. Вечером Пётр пошёл провожать девушку и прикипел к ней всей душой. Мария узнала, что дед её жениха стоял у истоков создания Бугунжи. Да и сам Пётр был человеком цельным и волевым. Через полгода он сделал ей предложение. Молодые поженились и начали строить свой дом. Вскоре у них родилось трое детей.

Пётр Ефимович трудился в баговском колхозе, потом работал бригадиром в леспромхозе. За долгие годы у него накопилось множество грамот и благодарностей от руководства. Он успевал добросовестно трудиться на производстве и уделять внимание своей семье.

— Муж никогда не спрашивал, куда я потратила деньги, — делится Мария Степановна. — Наоборот, радовался, увидев мои покупки. Я была очень экономной, лишнего ничего не покупала. Старалась хорошо одевать мужа и детей. Бывало, и ссорились мы, но зла друг на друга не держали. Всего лишь год он не дотянул до 70-летия нашей совместной жизни. Мы прожили вместе счастливую жизнь, потому что все тяготы нам помогла преодолеть любовь.

P.S. Газета «Предгорье» выражает благодарность работнику мостовской детской библиотеки Елене Лях за сотрудничество и поиск интересных людей, чьи судьбы связаны с Великой Отечественной войной.

 

Виола Крапивина. Фото автора.

 

 

Опубликовано 9 фев | 59 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению