Сегодня
19 ноября
Валюта
63.89
70.41

Рождённая революцией

Улица 60 лет Октября берёт своё начало у северного въезда в посёлок Псебай. Сегодня, в день очередной, уже 102-й, годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, мы решили вспомнить историю возникновения улицы.

 

 

Северный въезд в Псебай иногда называют вратами рая.

 

 

Первая гостевая

 

Северный въезд, расположенный на трассе Майкоп-Карачаевск, является основным не только для большинства гостей Псебая, но и для самих жителей предгорного посёлка, ведь на север идёт «путь в цивилизацию» — дорога на районный центр Мостовской, города и сёла Краснодарского края. Особенность эта делает улицу 60 лет Октября первой гостевой, по виду которой туристы или путешественники, проезжающие мимо, делают какие-то предварительные выводы о посёлке. Видя пятиэтажки на окраине, гость, приехавший издалека в первый раз, может подумать, что центр застроен высотными зданиями. И ошибётся: все псебайские «небоскрёбы о пяти этажах» сосредоточены только на улице 60 лет Октября.

Да и во многом другом заезжие гости на колёсах ошибутся. Чтобы узнать, чем живёт улица, надо либо достаточно долго прожить на ней, либо как минимум неспешно пройтись мимо каждого дома. Тогда и она сама, и дома, и их обитатели расскажут о житье-бытье и своей истории.

 

 

Время рождения – семидесятые

 

Почти два послевоенных десятка лет посёлок Псебай (тогда станица) был районным центром. В те годы он интенсивно развивался, на всю страну был известен опытно-показательный лесокомбинат, возглавляемый недавно ушедшим из долгой, богатой и плодотворной жизни Юрием Лекаркиным-старшим. После войны началось строительство Шедокского гипсового комбината, что послужило толчком к появлению и быстрому росту двух новых рабочих посёлков рядом с Псебаем — Железнодорожного и Гипсового Рудника. В 1958 году оба были присоединены к Псебаю, получив в народе имена Псебай-1 (Гипс) и Псебай-2 (Примыкание). Наступило время расцвета посёлка. Население его достигло 16 тысяч человек, строились дома, росли улицы. Только вот улицы 60 лет Октября не было. Да и сама Великая Октябрьская социалистическая революция не достигла ещё такого пенсионного возраста.

Будущую улицу пересекала её старшая сестра – улица Ленина. И когда ПМК-8 (Производственно-механизированная колонна № 8) приступила к строительству первого двухэтажного многоквартирного дома для Шедокского гипсового комбината, первоначальный адрес того относился к улице Ленина. Это был первый в посёлке дом со всеми удобствами, принявший жильцов в 1975 году.

Ольга Бунелик живёт и работает на Гипсе уже 42 года.

Такими сведениями с нами поделилась жительница соседнего дома № 20 Ольга Бунелик. Ольгу Владимировну на Гипсе знают все. Много лет она возглавляла отделение Псебайской детской школы искусств, организовала театральную студию и сейчас продолжает трудиться в ДК «Меридиан». В посёлке она проживает вот уже 42 года,  большую часть этого времени – на улице 60 лет Октября.

После строительства «первенца» (ныне дом № 18) на улице 60 лет Октября началось возведение его двухэтажного соседа № 20, а также детского сада № 6. Название сада не помнит никто: шестой — и точка. Скорее всего, этого имени и не было. Предназначалось заведение для детей работников Шедокского гипсового комбината.

Время, конечно, было тогда интересное: до конца восьмидесятых только на Гипсе действовало три детских сада – настоящий детский бум. Для сравнения стоит напомнить, что сейчас во всём посёлке также три детских сада и одни ясли с единственной ясельной группой. Это к вопросу о перспективах Псебая, ведь уровень рождаемости и количество детей непосредственно  связаны с будущим населённого пункта.

 

 

Что в имени твоём?

 

Но вернёмся к самой улице. Строительство первых многоквартирных домов (вслед за двухэтажками появились кирпичные четырёхэтажные дома) совпало с 60-летием Великого Октября. С учётом того, что в новорождённую улицу упиралась улица Ленина, вполне определённым для современников оказался выбор названия – 60 лет Октября. Этот вопрос  обсуждался на различных уровнях, а огня без дыма не бывает – вот так, совершенно закономерно и логично, улица обрела своё имя.

В немецком доме жили специалисты из Германии.

О тех днях вспоминает директор двадцатой школы Майина Зимина:

— На месте будущей улицы было несколько прудов, в них даже водилась рыба. Но растущему гипсовому комбинату требовалось жильё для работников, поэтому территории, находившиеся ниже основной части посёлка Гипсовый Рудник, были осушены и там началось строительство. Оно шло вдоль трассы в обе стороны от улицы Ленина – на север и на юг. После того как были построены кирпичные дома – две двухэтажки, две четырёхэтажки и детский сад № 6, в здании которого сейчас размещён санаторий «Берёзки», стали расти пятиэтажки – общежитие, 12-й,10-й, 8-й, 2-й дом и дом № 28, так называемый «немецкий» дом, а также детский сад для работников ПМК-8 и спецкомендатура, где на вольном поселении жили осуждённые. Их ещё называли «химиками».

— Мне было 16 лет, — продолжает Майина Зимина, — когда нашу семью переселяли из восьми-квартирных каменных домов под горой без удобств (на улице Весенней и Кавказской) в новые современные квартиры. Ключи вручали передовикам производства, и это было огромной радостью для новосёлов…

Инна Ососова рассказывает об истории улицы.

Да, вот оно, светлое будущее, о котором писали газеты и вещали с трибун, – зримое, ясное, осязаемое. Оно наступило тогда не только для семьи Зиминой, но и для десятков других семей рабочих ШГК. Может ли сегодня мечтать о таком рядовой псебаец, трудящийся в ООО «Кнауф гипс Кубань» или на лесопилках, складах и других частных предприятиях, оставшихся после развала Псебайского ОПЛК?

В двадцатой школе, кстати говоря, младшие школьники под руководством учителей Инны Ососовой и Ирины Жиденко собирали сведения об улице  60 лет Октября в рамках проекта «Моя родная улица». В учебном заведении сохранились фотографии семидесятых и восьмидесятых годов, на которых запечатлено строительство пятиэтажек и других зданий. Эти фотографии были предоставлены редакции Инной Ососовой.

 

 

Из поколения первых

 

Интересно, что в работе школьников упоминается и учитель начальных классов Светлана Сизова, которая считается первым ребёнком (или одним из первых), рождённым в посёлке Гипсовый Рудник. Любопытна история, предшествовавшая рождению Светланы Яковлевны – живой легенды посёлка. Её родители жили в Мурманске, но отца, Якова Афанасьевича, очень уговаривал перебраться на юг фронтовой друг из Дагестана. Мужчина решил съездить к товарищу, заодно и посмотреть, как там живётся. Встретиться с другом не удалось, но на обратном пути в Армавире Яков Афанасьевич услышал о том, что возле Псебая начинается строительство крупного комбината. Глава семейства принял решение перебраться в Псебай. Здесь и родилась Светлана Яковлевна. Долгое время она жила в том самом доме № 18, который появился первым.

Cветлана Cизова — из поколения перворождённых гипсовчан.

— Поначалу на месте нынешних «Берёзок» и общежития был пруд, а рядом располагались другие пруды, видимо, бывшие карьеры, — рассказывает Светлана Яковлевна. – Из-под горы било много родников, вода из которых стекала в пруды. Поэтому земля иной раз буквально ходила под ногами, словно закваска, и было очень сыро. Транспортное сообщение осуществлялось по грунтовой дороге из Шедка, которая выходила на Московскую улицу. Трассу же с асфальтом начали прокладывать только в семидесятые годы. И тогда же осушили пруды, стали строить вдоль новой дороги многоэтажки. К этому времени гипсовый комбинат набрал мощь, улицы заасфальтировали, везде разбили клумбы. Посёлок блистал чистотой и радовал зеленью. И даже строительные работы с их вечной грязью и мусором не портили общей картины. Все понимали, что это временно и скоро в посёлке появится современная благоустроенная улица. Так и вышло. Может быть, возведение домов продолжилось бы и дальше, но наступила перестройка, крайний дом № 2 завершили в 1986 году, и после этого на протяжении более трёх десятков лет, вплоть до сегодняшнего дня, в посёлке многоквартирные дома не строятся. Более того, разрушаются, как это происходит с бывшим ведомственным детским садом ПМК-8.

 

 

От «Титаника» до поворота… 

 

И сама улица решила не молчать, рассказала нам не только о своей истории, но и о том, как живёт она сейчас. Её повествование о своей нелёгкой доле началось у дома №2 — «Титаника», или «стодевятнашки». Это самый большой многоквартирник в районе и потому очень тяжёлый на подъём. История его – история вечно крайнего. Построен он был последним на улице, часть средств при этом разворовали – например, в первом подъезде и частично во втором в квартирах был уложен деревянный пол, а в других на бетон постелили линолеум, так как дерево ушло налево. Комиссия, принимавшая дом, видимо, под ноги старалась не смотреть.

Окна спецкомендатуры когда-то были зарешечены.

Другая беда «Титаника» — отопление.  Раньше он, спецкомендатура и  детский сад отапливались от отдельной котельной, которую в лихие девяностые разобрали, а материал оприходовали в частные руки. Дом подключили к теплотрассе, тянущейся за километр. Естественно, тепло к нему приходит на излёте, из-за чего в квартирах холодно, а многие жильцы попросту отрезали отопление.

Третья беда дома – неспособность жителей организовать товарищество собственников жилья, из-за чего он попал под руку управляющей компании «Четыре сезона» из Тмутаракани… то есть из далёкого Славянска-на-Кубани, которой в Псебае не доверяют. Но это отдельная история и беда всех псебайских многоквартирников, не сумевших организовать ТСЖ.

В бывшем детском саду можно снимать апокалиптические фильмы.

Следующий дом, № 4, и есть бывший детсад ПМК-8. Ныне он представляет жалкое зрелище, а ведь мог бы выглядеть совсем по-другому… Когда-то здесь звучали весёлые голоса детсадовцев, какой-то период – ребятишек из начальных классов двадцатой школы. Но в девяностых годах он опустел. В нём поселилась на полулегальных правах пара семей, которые и поддерживали жизнь в бетонных стенах. Но позже они покинули его, а на первом этаже на некоторое время разместилась секция маунтинбайка. В неприспособленном помещении не было ни воды, ни отопления, спортсмены болели.  Гипсовый комбинат, перешедший во владение немцев, решил переобустроить секцию в здании бывшей бани. С тех пор в четвёртом номере не слышно детских голосов. Почти. Иногда сюда приходят подростки из соседних домов, которым нечего делать. Пока в окнах стояли стёкла, они их били. Сейчас стёкол нет, двери открыты – заходи, кто хочет, и делай, что взбредёт в голову. Дом пустует, в нём имеет смысл разве только организовать пейнтбольный клуб или снять фильм на апокалиптическую тематику.

Дальше расположен шестой дом – трёхэтажный, лишённый балконов. Когда-то это был режимный объект с устрашающими решётками, а жили здесь осуждённые. Находясь на вольном поселении, они работали на государство и социалистическое будущее. Кто-то из них остался в посёлке, завёл семью, кто-то уехал в родные края.

Следующие три дома стоят рядом. Если не обращать внимание на разбитый асфальт, то это место напомнило бы спальный район какого-то города при условии, если взгляд не отводить в сторону частного сектора и гаражей.

Между домом № 12 и общежитием находится умирающая спортивная площадка. Через асфальт прорастают деревья, ограждения нет, остались только баскетбольные щиты, один из которых отремонтирован кем-то из жителей. Есть ли у неё будущее? По программе «Комфортная городская среда» здесь предполагалась реконструкция, но новые указания из края ориентируют сейчас программу преимущественно на благоустройство парковых зон и зон общественного отдыха, поэтому будущее этой территории зависло в воздухе.

Общежитие – оно и есть общежитие. Точнее, было. Десять с хвостиком лет тому назад Кнауфское предприятие провело реконструкцию здания. В результате страшные «общежитские» коридорчики перегородили, дом стал похож на многие другие, где на этаже в подъезде размещаются несколько квартир. Из минусов – там нет газа.

Общая беда пятиэтажек со спецкомендатурой в придачу – регулярное подтопление грунтовыми водами теплотрассы в период сильных дождей. В мае-июле трубы часто оказываются под водой, из-за чего жителям не подаётся горячая вода. Увидеть того инженера-проектировщика, который додумался проложить теплотрассу в зоне подтоплений, и сказать ему пару ласковых слов – мечта любого жителя многоквартирников.

Вдоль трассы стоят бесхозный недострой и опустевшая забегаловка – бывшая «Узбекская кухня». Вместе они, как и четвёртый дом, заметно портят вид улицы.

Санаторий «Берёзки» — один из объектов турбизнеса на улице.

Перед врезающейся в трассу улицей Ленина стоит, наверное, самая главная достопримечательность нынешней улицы – санаторий природной медицины «Берёзки». Здесь можно пройти различные виды исследований, сдать анализы, полечить зубы… До санатория некоторое время в здании размещался лечебно-диагностический центр «Берёзки», а поначалу, в советское время, здесь, как мы говорили, был детский сад.

Далее следует продолжение исторически самой старой части улицы – двухэтажки № 18 и № 20. Восемнадцатый дом, кстати, стал первым в Псебае, прошедшим обновление по федеральной программе капитального ремонта многоквартирных домов. Передовик во всём, одним словом.

Следующие за ними четырёхэтажки считаются самым престижным жильём в многоквартирном секторе. В них удачная планировка квартир, сами дома тёплые. Достаточно близко остановка, детский сад, школа. Здание последней возведено в 1997 году по ту сторону трассы. Оно единственное в этой части улицы, имеющее нечётный номер (№1). За школой разбит сад из 400 плодовых деревьев, заложенный гипсовым комбинатом уже в Кнауфские времена.

Возле кирпичных домов проходит любимая многими гипсовчанами берёзовая аллея. Её высадили около 30 лет назад школьники. Она заканчивается около пятиэтажки, известной как «немецкий дом». Здесь, как говорят, жили специалисты из Германии, участвовавшие в реконструкции гипсового комбината.

 

 

… и до «Лисьей Норы»

 

Владимир Медяников демонстрирует земные чудеса.

Трасса уводит улицу в сторону моста через Малую Лабу. И вот тут-то улица делает странный финт, разрываясь на две части. Неизвестно по чьей инициативе она здесь заканчивается  и, будто локомотив, сошедший с рельсов и удачно перескочивший на соседний путь, неожиданно возобновляется вместо улицы Московской на её продолжении в Псебае-2. Здесь у неё, как и на Гипсе (если не учитывать школу), также лишь одна жилая сторона, только уже нечётная. Частные дома сменяются восемью коттеджами на два хозяина (столько же расположены на параллельной улице). А вот за ними расположилась ещё одна достопримечательность – павильон камня, созданный псебайцем Владимиром Медяниковым. Это не просто павильон, а настоящий геологический музей  с сотнями различных экспонатов. Здесь не только местные горные породы, но и камни и окаменелости, привезённые с Урала и даже из Африки.

Дорога ведёт мимо мебельного цеха, возле которого расположились беседки из дерева, декоративные печки и другие изделия псебайских деревянных дел (и не только) мастеров.

Заканчивается нечётная сторона улицы, как это ни удивительно, адресом «60 лет Октября, 1». Мало того, что это странно. Такой адрес имеют в начале улицы школа № 20, а одновременно с ней после поворота ещё и жилой дом,  предприятие ЗАО «ПсебайЛесПром» (бывший нижний склад ОПЛК и в некотором роде наследник знаменитого предприятия) и гостевой дом «Лисья Нора», расположенный ещё за одним поворотом. Это не все чудеса с адресами. В девяностых годах, как рассказывали псебайцы, на одной из улиц оказалось семь или девять домов с одинаковым адресом. Видимо, кто-то в своё время так «хорошо» поработал в этом направлении. «Лисьей Норой», собственно, улица и заканчивается, вполне оправдывая своё фактическое название первой гостевой. Пожалуй, среди всех улиц Псебая эта – самая городская, если не считать центральных кварталов улицы Советской, самая разнообразная по строениям и полная сюрпризов. Останется ли она такой же или полностью поменяет облик, какое будущее ждёт её и сам посёлок? Ответ на это сможет дать только время.

 Никита Вагаев. Фото автора.

 

 

Опубликовано 8 ноя | 177 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению