Сегодня
21 апреля
Валюта
75.55
90.46

Появились новые сведения об испанских детях

Напомним, что несколько лет поисковая группа мостовской детской библиотеки под руководством Елены Лях пытается выяснить подробности о судьбе детей-испанцев.

 

 

Кармен де Лос Риос Санчес (в центре в первом ряду) с группой испанских беженцев в Берлине.

 

 

Франсиско Торре из Испании узнал об этом на сайте газеты «Предгорье». Он рассказал нам, что его бабушка Кармен де Лос Риос Санчес и её сестра Мария были среди беженцев, эвакуированных в годы войны в Мостовое.

 

 

Бегство с Родины

 

Кармен де Лос Риос Санчес.

Весной 1937 года, через восемь месяцев после начала Гражданской войны в Испании, в Советский Союз из Валенсии прибыл первый корабль с испанскими детьми на борту. Их было всего 72 человека. Но следующий корабль Sontay, пришвартовавшийся в Кронштадте в июле 1937 года, уже привёз в Россию 1499 ребят разного возраста: от пяти до 15 лет. Так началась эмиграция около трёх тысяч испанских детей в СССР. Среди беженцев были Кармен Санчес, её сестра Мария и пятеро их братьев.

В Советском Союзе для малолетних эмигрантов создали под Москвой и Ленинградом специальные дома-интернаты. При них были как испанские, так и советские воспитатели, преподаватели и врачи. В одном из таких ленинградских интернатов жили и учились Кармен Санчес с сестрой и братьями.

Гражданская война в Испании закончилась в 1939 году победой бывших мятежников. СССР тогда не отправил детей обратно, поскольку там их могли репрессировать. Неизвестно, как сложилась бы судьба малолетних испанцев на родине, но и в Советском Союзе на их долю выпало немало бед.

 

 

Испытания судьбы

 

Когда началась война, братьев Кармен эвакуировали, а она с Марией осталась в блокадном Ленинграде. Зимой 1942 года они были среди группы испанских детей, которым посчастливилось уехать из осаждённого города на фургонах по замёрзшей поверхности Ладожского озера.

Франсиско Торре.

— Четыре месяца они находились в Мостовом, учились и помогали по хозяйству жителям села, — рассказывает Франсиско Торре. — Бабушке запомнилось, что люди делились с ними последними крохами еды. Наступление немцев вынудило беженцев покинуть село. Фашистский десант догнал их в горном лесу, на берегу ручья. Тем временем некоторые педагоги, здоровые ребята, в том числе и Мария, успели перейти вброд бурный ручей. Оставшиеся больные и обессиленные попали в плен. Кармен была с ними и оказывала помощь. Этому она научилась в Ленинграде, где работала в госпитале.

На пленных были красные галстуки, как у пионеров. Немцы подумали, что они коммунисты, и собирались их убить. Но детям республиканских бойцов спас жизнь на чужбине человек, который несколько лет назад воевал с их родителями в Испании. Оказалось, что с эсэсовцами был испанский дивизионер и только благодаря ему беженцы остались живы.

Затем детей увезли в Польшу, а оттуда — в Берлин. В январе 1943 года в берлинском Иберо-Американском институте немцы передали их представителям Испании.

Многие испанские СМИ сообщили тогда о возвращении беженцев в страну. Были даже те, кто утверждал, что их спасли нацистские войска. До сегодняшнего дня сохранилось пропагандистское видео фалангистского движения Испании, в котором утверждается, что детям республиканцев удалось «вырваться из советского ада, добравшись до немецких линий».

 

 

Мирная жизнь

 

17-летняя Кармен, вернувшись на родину, отправилась в город Сантандер к родителям, но выяснилось, что их расстреляли. У неё больше никого не было, и ей пришлось одной устраивать свою жизнь.

На протяжении первых лет после Советского Союза к Кармен часто наведывались полицейские. Допрашивали её о жизни в СССР: чем занималась, где и на кого работала.

Вскоре она вышла замуж, родила дочь и назвала её тоже Кармен, но молодая семья быстро распалась. Женщина уехала из Сантандера в Барселону, чтобы найти работу. Там начала с уборщицы, а потом устроилась на фабрику Racer, где производят часы. Кармен много трудилась, чтобы сделать дочь счастливой и богатой. Спустя несколько лет ей удалось купить две квартиры в Барселоне. Кармен вышла замуж во второй раз, но детей у неё больше не было.

— Я часто приезжал к Кармен в Барселону и жил у неё на летних каникулах, — вспоминает Франсиско Торре. — Однажды мы гуляли с ней, и вдруг она крепко схватила меня за руку. Оказалось, что бабушка услышала немецкую речь. Даже спустя много лет после нацистского плена страх не покидал её. Кармен умерла в возрасте 66 лет в Барселоне, где и похоронена. Своих братьев и сестру Марию она так и не увидела. Известно лишь, что Мария в разное время жила в Уфе, Орехо-Зуево и Тольятти, умерла в 1987 году. Где захоронена, не знаем. Возможно, у неё есть дети, внуки. Я ищу информацию о её семье, но пока безуспешно. Несколько лет назад нам удалось найти через Красный Крест одного брата Кармен в Северной Осетии, но, к сожалению, он умер в 1986 году.

Бабушка с детства привила внуку любовь к России. Она с теплотой вспоминала о русских и о Петербурге. Франсиско всегда было интересно увидеть те места, о которых рассказывала бабушка. Повзрослев, он побывал на Ладоге, в Кобоне и в Петербурге, нашёл интернат, где училась и жила Кармен. Во время одной из поездок Франсиско дал интервью Денису Лукьянову из московской газеты «Спутник», которое было использовано в этом материале. А ещё в северной столице судьба свела его с русской девушкой и они поженились.

В беседе с нами Франсиско поделился, что хочет побывать на Кубани, в тех местах, где его бабушка пережила самые страшные дни в своей жизни.

P.S. Уважаемые читатели, если вам известны сведения об оккупации Мостовского района, расстреле еврейских семей и испанских детях, сообщите Елене Сергеевне Лях по телефону: 5-11-52.

 

Виола Крапивина.

 

 

Опубликовано 26 фев | 176 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению