Сегодня
28 ноября
Валюта
75.86
90.46

Несут свой красный крест

Более трёх недель мая пробыли в Мостовской ЦРБ на карантине врачи, медсёстры, санитары терапевтического, хирургического и реанимационного отделений. Накануне Дня медицинского работника они поделились с читателями районки тем, что им пришлось пережить в эти дни.

 

 

 

 

В режиме космонавтов

 

Сергей Троицкий, врач общей практики беноковской амбулатории:

— Я часто замещаю терапевтов в больнице. 8 мая, как обычно, завершив утренний приём в Беноково, я приехал в терапевтическое отделение ЦРБ. И как раз в середине этого же дня отделение ушло на карантин, поначалу до 13 мая.

Конечно, мы надеялись, что подобного сценария не случится. Первое подтверждение о том, что у нас есть инфицированный, мы получили только 7 мая, хотя тестирование проводили ещё 20 апреля и в тот же день материал передали в край. Карантин сначала объявили с 8 по 13 мая при получении результата по более позднему пациенту, уже много дней находившемуся на изоляции. Но затем подтвердился второй, третий, четвёртый. Пришлось продлевать карантин. В итоге он растянулся до 30 мая.

Все эти дни в нашем отделении на карантине работали два врача – исполняющий обязанности завотделения Александр Фокин и я, а также медбрат, медсестра и три санитарки. Сменить нас по понятным причинам никто не мог, поэтому распределили работу посменно так, чтобы постараться наилучшим образом оказывать помощь пациентам и при этом успевать восстановиться самим. Тех, у кого подтвердился вирус, приходилось временно перераспределять в другие палаты, чтобы избежать перекрёстного заражения. Затем, начиная с самых тяжёлых, скорая забирала заболевших в Лабинск, где ранее оборудовали инфекционный госпиталь. Мы очень обрадовались, когда по оставшимся в отделении пациентам стали приходить только отрицательные результаты – для нас появился свет в конце тоннеля.

Мы не были в костюмах химзащиты, респираторах, носили обыкновенные медицинские маски в комбинации с защитным пластиковым экраном, одноразовые костюмы, бахилы и перчатки. Но чётко соблюдали все меры безопасности и проводили предписанные эпидемиологами дезинфекционные мероприятия. Думаю, именно это позволило не заразиться нам самим и не дать подхватить вирус 23 пациентам из 36 находившихся в отделении. К сожалению, несмотря на принятые меры, нам не удалось обойтись в районе без людских потерь.

 

 

Не смогли дождаться утра

 

Медсестра терапевтического отделения Валентина Диденко:

— Я также была на карантине в этот период, с 8 по30 мая. Исполняющий обязанности завотделения Александр Валерьевич Фокин собрал нас в середине дня и объявил, что мы закрываемся на карантин. Мир разделился на две неравные части: наше маленькое отделение и всё остальное. Хоть и в экстраординарных условиях, но мы всё успевали сделать, сумели организоваться так, что во всём была полная взаимозаменяемость. Отдыхали в свободных палатах.

И пациенты наши приняли известие о карантине спокойно, отнеслись к этому с пониманием: надо – значит, надо. Врачи им всё подробно объяснили – что можно делать, что нельзя, как правильно носить маски и пользоваться антисептиками. В большинстве палат были оборудованы санузлы, поэтому перемещения по коридору и между палатами осуществлялись только тогда, когда приходили положительные тесты на того или иного пациента и его требовалось перевести в отдельную палату до отправки в лабинский госпиталь.

Карантин сплотил нас всех. Мы с подопечными за три недели привыкли друг к другу, как к старым знакомым, даже узнали, у кого какие привычки и кто чем интересуется.

Самым трудным оказалось даже не то, что мы были лишены возможности покинуть отделение и работали круглосуточно, а то, что так долго пришлось переносить разлуку с близкими. Все мы очень скучали, ведь единственным средством общения оставались телефоны и видеосвязь. И, конечно, очень скучали наши дети. У кого они взрослые — ещё понимали причину, а маленьким объяснить было очень трудно, почему их мама не может приехать домой.

Ну, а 30 мая для нас всех наступил настоящий праздник. В полночь заканчивался карантин, и буквально через несколько минут некоторые больные уже уехали домой на такси – люди не могли дождаться утра после стольких дней пребывания в палатах. Многих рано утром забрали на машинах родственники. До половины восьмого утра уехали все.

 

 

1 июня – день спасения

 

Палатная медсестра хирургического отделения Анастасия Берчанова:

— На карантин нам пришлось уйти 6 мая после того, как стало известно о положительном результате теста на коронавирусную инфекцию в нашем отделении. О том, что мы переходим на работу в режиме карантина, нам сообщила врач-эпидемиолог Мостовской ЦРБ Людмила Бедарева. Мы понимали, что в той ситуации, когда столько человек возвращается в район из других муниципалитетов и регионов, не сегодня-завтра может произойти контакт с вирусоносителем и в больнице. Так и случилось. К моменту объявления карантина в отделении было два врача, три медсестры и три санитарки, 34 пациента.

Конечно, поначалу было немного не по себе. Мы не знали, как долго нам придётся пробыть на карантине, заразимся ли мы, наши пациенты или нет. Но обратной дороги уже не было. Нам предстояло работать в тех условиях, которые определили обстоятельства. Постарались распределить свои силы равномерно, чтобы иметь хотя бы шесть часов на отдых, поскольку у нас были пациенты, требующие круглосуточного наблюдения. В остальное время, если требовалось, делали всё вместе, например, одна медсестра на посту, другая на процедурах, третья на перевязках. Каждый при необходимости мог подменить другого. Но первые дни были особенно трудными, пока наши хирургические пациенты ещё требовали самого пристального внимания.

У нас заболели примерно треть пациентов и врач. Всех их по мере подтверждения тестов отправляли на лечение в Лабинск. Когда зара-зился врач, на помощь прислали другого, который отработал с нами вместе до самого конца карантина. А закончился он у нас в 24 часа 31 мая, то есть 1 июня и медперсонал, и пациенты, которые все были к этому времени здоровы, смогли наконец-то отправиться домой. Но и после окончания карантина всю хирургию ещё два дня дезинфицировали и обрабатывали поверхности.

 

 

Этот месяц оказался нерадостным

 

Палатная медсестра реанимационного отделения Елена Панчук:

— В тот день, когда объявили карантин, я заступила на дежурство. У нас в реанимации лежали трое больных и как раз поступила маленькая девочка. Два человека были подключены к аппаратам ИВЛ и два получали кислородную терапию. В отделении работали также четыре человека — врач-реаниматолог, медицинская сестра-анестезист, я и санитарка. И тут нам сообщают, что мы уходим на карантин, потому что у нас в реанимации лежал больной с только что подтвердившейся коронавирусной инфекцией.

В реанимации на дежурстве отдыха не бывает – надо следить за состоянием пациентов, поворачивать через два часа, выполнять назначения врача каждый час. Одно дело, когда ты на сутках и потом приходишь домой и отдыхаешь, и совсем другое, когда дежурство превращается в постоянное. Но нам нельзя было вот так просто взять и лечь поспать. Если это удавалось сделать, то буквально на ходу и на полчаса. В таком режиме мы работали трое суток, пока нашим пациентам требовались постоянные наблюдение и уход. Когда они пошли на поправку, нас вместе с пациентами перевели на первый этаж, где мы находились на карантине до 30 мая, а реанимацию днём и ночью обрабатывали от и до, чтобы и следов вируса там не могло остаться. Ведь приходилось во время карантина возить тяжёлых больных в Курганинск, поэтому наше отделение обязано было вернуться к полноценной работе как можно скорее.

День, когда карантин закончился, стал для нас самым светлым за этот непростой и, надо сказать, нерадостный месяц, ведь мы потеряли коллегу и могли заболеть сами вместе с пациентами. Очень хочется надеяться, что совместными усилиями удастся перебороть этот вирус как можно быстрее, создать вакцину, найти эффективное лекарство. И пусть такое больше никогда не повторится.

 

 

Опубликовано 21 июн | 948 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению