Сегодня
19 июня
Валюта
64.34
72.23

Не мешайте Славянскому жить, помогите ему возродиться!

Жители хутора Славянского Унароковского поселения хотят быть услышанными.

 

Жительницы хутора Славянского Нина Близняк и Надежда Кобченко на остановке, к которой никак не приделают крышу. Фото: Дмитрий Бунтури

 

Вода — главная беда

 

Хутор Славянский – тишь да гладь. Хотя, как посмотреть… Вот, глядишь на него с какого-нибудь холма или пригорка – красота. Да и в самом хуторе ничего. Но стоит поговорить с местными жителями, и восприятие меняется. Брошенность – вот что чувствуют сегодня хуторяне. Их не слышат, не видят, на них не обращают внимания и при этом ещё и осложняют жизнь, как, например, в ситуации с водой.

Вода, поступающая в дома славянцев, а точнее, её стоимость, — проблема, которая с недавнего времени владеет всеми без исключения умами жителей хутора. Чтобы помочь разобраться с ней и просто быть услышанными, хуторяне Надежда Кобченко, Нина Близняк и Пётр Ткаченко пригласили в Славянский корреспондента газеты «Предгорье».

— Так случилось, что вода у нас сама бьёт из скважины. Дал Бог такое чудо. Бери не хочу! – рассказывают хуторяне. – Во времена колхоза за счёт средств жителей, работавших в нём, в хуторе проложили трубы. После его развала скважина осталась бесхозной. И по сегодняшний день она никому не принадлежит (нам показали официальный ответ главы Мостовского района Сергея Ласунова жительнице хутора Нине Близняк
от 15 марта 2019 года, в котором Сергей Викторович сообщил, что скважина и водопроводные сети хутора Славянского в собственность администрации Унароковского поселения не передавались, а сама скважина в феврале 2018 года была поставлена на учёт как бесхозяйственный объект – прим. автора). При этом люди платили за воду в МУП «Унароковское» и делали бы это дальше, если б цена вдруг не поднялась с первоначальных 12 рублей за куб до 28 рублей 35 копеек. Многие взбунтовались и перестали платить. И понятно почему! МУП «Унароковское» не сделало ровным счётом ничего для улучшения водоснабжения и
качества воды, а цену повышает, да ещё и насколько! Другое дело, в самом селе Унароково: там воду качают насосы, всё вокруг скважины огорожено, на ней работают люди. В таком случае ещё можно понять, почему с унароковцев берут 32 рубля за куб.

 

Скважина в хуторе Славянском ничем не огорожена, вода в трубы подаётся сама по себе без всякой помощи администрации Унароковского поселения. Фото: Дмитрий Бунтури

 

Кстати, есть у славянцев обоснованные претензии и к качеству воды. Она не соответствует стандартам питьевой. Такое заключение периодически с 2012 по 2014 годы, основываясь на взятых пробах славянской воды и её анализе, делало управление Роспотребнадзора по Краснодарскому краю. Соответствующий документ краевого Роспотребнадзора от 15 августа 2014 года показала жительница хутора Нина Близняк. В нём было сказано, что вода в хуторе не соответствует стандартам питьевой по цветности, мутности, перманганатной окисляемости, а также из-за содержания в ней железа и аммиака. В этом же документе сообщается о решении Мостовского районного суда в отношении МУП «Унароковское». Он признал действия предприятия и администрации Унароковского поселения по обеспечению жителей Славянского водой ненадлежащего качества противоправными и обязал их исправить ситуацию в течение года. По словам хуторян, администрация поселения заплатила штраф и больше ничего не сделала.

— Эту воду пить людям нельзя, и поливать ею огороды тоже. После неё земля становится белой. Мы пользуемся ею, чтобы постирать, искупаться, напоить скотину. Те, у кого есть деньги, пробили скважину, кто-то поставил фильтры, а остальные жители, коих немало, продолжают пить, — рассказывают хуторяне.

Кстати, равнодушными и безынициативными славянцев не назовёшь. Так, Надежда Кобченко поделилась, что около пяти лет назад жители улицы Кизиловой, на которой стоит её дом, скинулись и купили трубы. Мужчины вручную вырыли траншею и трубы уложили.

— Так не лучше ли нам самим заниматься водой?! И цена будет приемлемой… — вопрошает Надежда Андреевна.

Кроме того, в хуторе Славянском сложилась какая-то интересная система взимания платы за воду. Те, у кого есть счётчик, платят по счётчику, для других же цена на воду зависит от количества живности в хозяйстве и даже от наличия автомобиля.

— Мне сказали: «Раз у тебя есть машина – значит, ты её моешь каждый день и соответственно
расходуешь воды больше», — объяснил Пётр Ткаченко аргументацию тех, кто берёт деньги за водоснабжение.

Аналогично тому и с живностью: раз у тебя есть корова (утки, куры, гуси и прочее) – значит, воды тратишь больше. В унароковском МУПе подсчитали даже, какое животное сколько пьёт жидкости в день, что потом учитывается в стоимости воды для хуторян. Например, одна корова, по расчётам сотрудников предприятия,
употребляет в сутки сто литров. Вот только интересно, что недавно родившийся телёнок ни в чём от
взрослой особи не отстаёт. Как рассказывают жители, в МУПе считают, что он тоже выпивает сто литров воды в день.

 

 

Всё не так, и всё не то

 

Вместе с Надеждой Кобченко, Ниной Близняк и Петром Ткаченко мы отправились посмотреть на славянскую скважину, обслуживание которой вызывает так много вопросов у жителей. И действительно, она ничем не огорожена, каждый может свободно подъехать к ней и сделать всё что угодно. На месте не видно и
каких-то приложенных администрацией усилий по водоснабжению хутора, за исключением счётчика, установленного на трубе, по которой вода из-под земли поступает в два больших резервуара. Но он вряд ли даже каким-то косвенным образом влияет на подачу жидкости. Вода и вправду здесь циркулирует сама. Причём напор и давление её настолько сильны, что из второго резервуара выведена специальная труба, по которой часть жидкости уходит наружу. Сделано это, по словам хуторян, для того, чтобы резервуары не разорвало. Вода из этой трубы круглыми сутками утекает в никуда.

— Ею можно было бы ещё село Унароково обеспечить, — говорит Пётр Ткаченко. — Вырыли бы уже какой-то бассейн для её хранения и брали бы фермеры оттуда воду для своих нужд. А то, когда они используют воду
из скважины, к жителям она не доходит.

 

Часть воды из славянской скважины утекает в никуда. Фото: Дмитрий Бунтури

 

«Полная бесхозяйственность», — написали бы в советских газетах по этому поводу. И она в хуторе во всём, что наглядно продемонстрировали нам жители. Вот на мосту, что соединяет улицу Славянскую со всем остальным населённым пунктом, сделали дорожку для пешеходов. Однако по ней так никто и не ходил. Во время одного из наводнений часть этой дорожки обрушилась. Так и зияет она дырами до сих пор. Сам мост, построенный в советское время, крепок, но его тоже подмывает. Жители считают состояние моста аварийным. Кстати, неудивительно, что вода в реке выходит из берегов. И с одной стороны моста, и с другой вся река в заторах из сваленных деревьев.

Показали нам и остановку на улице Славянской, откуда школьников забирает автобус. Сквозь плиты пробивается трава, крыши нет. И в снег, и в дождь нигде не укрыться.

— Неужели за пять лет своего правления глава Унароковского поселения Иван Скобелев не смог
сделать остановку?! – удивляются жители.

Пока мы крутились возле остановки, поглядеть на происходящее из своей калитки вышла пожилая женщина Раиса Букова. Она остановилась и о чём-то задумалась.

— О чём задумались, бабуля? – поинтересовались мы у неё.

— Да за воду всё переживаю…

Вот уж действительно стоимость славянской воды больше всего остального будоражит хуторян.

 

По сделанному в хуторе Славянском пешеходному мосту, говорят, так никто и не ходил. Часть его обрушилась после первого же наводнения. Фото: Дмитрий Бунтури

 

Работой администрации Унароковского поселения во главе с Иваном Скобелевым в хуторе недовольны. Её, считают жители, здесь практически и не было, а то, что всё-таки было сделано, вызывает много вопросов.

— За пять лет в Славянском сделали только тротуар, соединяющий улицу Славянскую с центром, и отсыпали гравием подъём на кладбище, который при первом же дожде смыло, — перечисляет Надежда Кобченко дела администрации. – Вдвойне обидно, что мы весь хутор подняли для того, чтоб он за Скобелева на выборах проголосовал. Можно сказать, наша заслуга в его победе немаленькая, если не решающая. А что в итоге? Абсолютно никакого к нам внимания! Мы понимаем, что село Унароково больше, главнее и соответственно денег на него тратится больше. Но совсем же про нас забывать нельзя! Другое дело, если б на Унароково расходовали 70% средств поселения, а на Славянский хотя бы 30%. Но до этой цифры очень и очень далеко. Более того, слышали в местной администрации такую фразу: «Зачем на Славянский деньги тратить, он всё равно вымирающий хутор?» Но, во-первых, тут люди живут, а, во-вторых, сюда многие переезжают. Вот недавно умер один старик, так его дом сразу же купили молодые. Сюда их манит свежий воздух, спокойствие, возможность заниматься хозяйством.

 

 

А где же доктор?

 

Недавно инициативная группа из хутора Славянского побывала на приёме главы Мостовского района Сергея
Ласунова. Среди прочих уже перечисленных проблем говорили хуторяне и о извечно плохом автобусном сообщении между хутором, районным центром и другими населёнными пунктами, и о закрытом фельдшерско-акушерском пункте. Что касается последнего, то спустя какое-то время после приёма главы в хутор приехала заместитель главного врача Мостовской ЦРБ Светлана Попова. Она заверила жителей, что три раза в неделю сюда будет приезжать доктор. В день, когда мы побывали в Славянском, врач как раз должен был принимать. Однако вместо открытых дверей ФАПа обнаружили на них замок. При этом расписание, вывешенное на окне здания, сообщает, что сейчас здесь должен идти приём. Должен, но его нет. Всё время, по словам жителей, ФАП закрыт.

— Кто в нём будет работать?! Отопления нет, ремонта нет, потолочная плита в любой момент может рухнуть… — рассказывает Пётр Ткаченко.

 

По графику славянский ФАП открыт, а по факту — закрыт. Фото: Дмитрий Бунтури

 

Сам он, кстати, родился в этом здании. Тут когда-то местный роддом находился. А в недавнем прошлом в ФАПе работала маленькая аптека, дежурила медсестра, два раза в неделю принимал стоматолог, можно было сделать все виды прогревания.

А вот здание, в котором Пётр Ткаченко учился, сегодня также заброшено. Это печально известный славянский детский сад (одно время он был школой). В своих письмах и звонках в редакцию жители сожалеют о его утрате и то и дело просят власти восстановить здание. Смотришь на это брошенное, ветшающее в центре хутора строение и ощущаешь неправильность, губительность такого отношения к вещам. Нельзя позволять добротным зданиям, где когда-то кипела жизнь, так тихо умирать. Как такое вообще можно было допустить?! Как можно было так всё запустить?! Мы же, в конце концов, не в Припяти находимся, где из-за аварии в реакторе Чернобыльской АЭС пришлось оставить город со всей его инфраструктурой на произвол судьбы!

От брошенных зданий исходит какая-то энергетика смерти. Их нужно или сносить, или восстанавливать. Жители Славянского говорят, что нашлись люди, готовые купить и отремонтировать брошенный детский сад. Но, по словам местных, цену за него подняли непомерно высокую – 16 млн рублей. Покупатели от такой
идеи отказались.

— Хоть бы окна заколотили, чтоб туда никто не лез… — говорит Пётр Ткаченко.

 

Печально известное здание детского сада в хуторе Славянском. Фото: Дмитрий Бунтури

 

В центре хутора есть ещё одно никому не нужное болезненно пустующее здание – двухэтажное правление колхоза.

Вообще, если послушать славянцев, они способны многие проблемы решать сообща. Вот, например, ещё при бывшем главе поселения Ларисе Грищенко жители хутора собрали деньги с каждого двора и купили небольшой трактор для хозяйственных нужд. Правда, передали его на хранение в администрацию поселения. Где он теперь — одному Богу известно. Зато известно другое: трактор сегодня нанимают из Лабинска, и всё это сказывается на стоимости работ, которая, естественно, была бы меньше, если б трактор был свой. Но суть не в этом. Не мешайте жителям Славянского, помогайте им! Они тоже хотят жить и жить в нормальных человеческих условиях. Умирать и сдаваться уж точно не собираются.

 

Дмитрий Бунтури. 

Опубликовано 18 май | 223 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению