Сегодня
23 января
Валюта
61.53
68.54

«Лель» должен петь вечно

Ансамбль «Лель» стал главным культурным героем минувшего года. Ему исполнилось 30 лет.

 

 

«Лель» умеет тонко и профессионально передавать всю широту и глубину народной песни.

 

 

Зацепили меня

 

Весь 2019 год я «терроризировал» участников ансамбля «Лель» и особенно его руководителя Андрея Касапа одним вопросом: «Ну, когда же будет ваш юбилейный концерт?». И, наконец, в последних числах декабря дождался этого события. Не отметить 30-летие ансамбля большим сольным концертом было бы культурным преступлением. Со мной, думаю, согласятся многие. Переполненный зал тому подтверждение (понадобилось ставить между рядами дополнительные стулья). Этот ансамбль русской песни – уникальный музыкальный изумруд не только Псебая, но и всего Мостовского района. А его творческие возможности и потенциал простираются гораздо дальше и выше наших территорий. «Лель» мы видим почти на каждом районном мероприятии, но всегда они споют всего несколько песен и уходят. А слушателям-то мало, им-то хочется большего — полноценного концерта ансамбля. И вот, наконец, свершилось! Надеюсь, это только начало и коллектив продолжит давать собственные концерты. Им есть что спеть.

Вообще, честно говоря, в последние годы «Лель» стал оказывать лично на меня вдохновляющее, впечатляющее воздействие. То ли коллектив изменился, то ли я. Знаете, как я раньше слушал «Лель»? Никак. Скукотень! Кстати, похожее восприятие народной песни в своё время было и у нынешнего руководителя коллектива Андрея Касапа. Он вынужденно ходил на концерты «Леля», где пела его любовь и нынешняя жена Александра. А потом втянулся, прочувствовал всю силу и глубину народной песни, перемешал её вместе со своим талантом, энергией и молодостью и передал всё через «Лель». Пожалуй, это одна из причин, почему их музыка, как поёт один современный автор, зацепила меня, соблазнила меня.

«Народное хоровое пение объединяет людей, даёт им душевный подъём, человек в нём чувствует, что не одинок, что все люди – братья, что родство со всей Вселенной не пустые слова. Печаль и горе, радость и надежда, вера и счастье изливаются из человеческой души, находя выход в народном хоровом пении. Народный хор может выразить еле слышное эхо человеческих переживаний, ликование победы или величие бессмертной человеческой души», — написал Андрей Касап в своей дипломной работе, которую защитил за семь дней до юбилейного концерта «Леля» в краснодарском институте культуры. Теперь вы понимаете, что нашёл в хоре, в народной песне руководитель псебайского ансамбля и что он старается передать зрителям. Кстати, угадайте, чему была посвящена дипломная работа Андрея? Правильно, творческой деятельности народного ансамбля русской песни «Лель». А на защиту диплома и самого Андрея выступать в институт культуры отправился весь коллектив.

И последнее, что скажу от себя, к 30-летию «Леля» хотел написать большой и подробный материал об истории псебайского ансамбля. Но работа (перейди на Федота, с Федота на Якова, с Якова на всякого), которая всегда и по многу находится у корреспондента газеты, не давала времени на спокойное, долгое писательство, на основательный разговор с прошлыми и нынешними участниками коллектива. Впрочем, и у самих музыкантов этот год от самого его начала и до конца получился сверхактивным и сверхнасыщенным. Им тоже было не до разговоров, только и успевали, что петь да плясать. Поэтому, уважаемый читатель, особой истории не получилось, а вышло то, что вышло.

 

 

Следы Калошина

 

Впрочем, короткие встречи с главными действующими лицами «Леля» провести всё же удалось. В первую очередь получилось ненадолго заглянуть в кабинет к солистке ансамбля Татьяне Низовцевой в ДК «Юбилейный». Татьяна Борисовна – дочь легендарного руководителя «Леля» Бориса Калошина, возглавлявшего коллектив с 1989 года до момента своей смерти в 2009 году. Сама она в ансамбле почти всё время. Петь здесь ей предложил отец. В то время Татьяна была далека от русской народной песни, слушала зарубежный рок и прочее. Но, как это случается с участниками коллектива, втянулась. С будущим мужем Николаем Низовцевым познакомилась тут же – в ансамбле.

Отцу Татьяны Низовцевой Борису Калошину до попадания в Псебай в 1989 году довелось много где побывать и оставить свои музыкальные следы. Родился он на Волге в городе Рыбинске, затем семья переехала в Москву. Оттуда отца Бориса Васильевича забрали на фронт. Там он пропал без вести. Первоначальное музыкальное образование Калошин получил в специализированном детском доме для детей работников завода, где трудились родители. Потом во времена службы в армии и после демобилизации поездил по Чукотке, куда его призывали, с баяном и песней, выступая перед жителями Севера в маленьких чумах и больших залах. В 1958 году отправился в Сочи по комсомольской путёвке и руководил там немалым количеством ансамблей. До поездки в Псебай жил в украинском городе Винница. Это был уже конец 80-х, и времена в соседней с Россией республике наступали неспокойные. А в Псебае у Бориса Васильевича проживали родственники. Здешние горные места, чистый воздух его очень впечатлили, кроме того Калошина тут хорошо приняли. Нынешний председатель районного Совета депутатов Анатолий Ладанов (тогда он был председателем псебайского Совета) помог культурному приезжему устроиться в посёлке. Все эти факторы способствовали тому, что Калошин с энтузиазмом взялся за дело.

В Псебае он создал одного единственного культурного ребёнка – ансамбль русской песни «Лель», о котором заботился всей своей творческой душой до последних дней жизни. В те времена в коллективе пели одновременно до 35 человек. Когда они начали ездить с многочисленными концертами, с трудом помещались в автобус. В 1991 году ансамбль получил звание народного и с тех пор всегда подтверждал его. Под руководством Бориса Васильевича коллектив вырос из ранга самодеятельного в профессиональный, что доказывали многочисленные победы на всероссийских и международных конкурсах.

Когда после тяжёлой болезни не стало отца, Татьяна Низовцева уговорила Наталью Кензель возглавить «Лель». В то непростое время она очень поддержала коллектив и привнесла в него от себя немало нового. Так, например, с подачи Натальи в ансамбле появилось многоголосие. Спустя два года руководитель оставила «Лель» по семейным обстоятельствам.

— Хотелось не терять уровень, расти дальше. В тот момент я уже внимательно наблюдала за творческой деятельностью молодого Андрея Касапа и видела его руководителем «Леля», хотя он об этом не подозревал, — рассказывает Татьяна Низовцева. — Когда же предложила ему взять руководство ансамблем, он немного растерялся. «Ну, не знаю. Попробую. Получится — так получится, не получится – значит, не получится», — ответил он без особого энтузиазма. А я знала, что у него получится, что его затянет. За народной песней открывается иной космос.
И действительно в фольклорный космос Андрея утянуло с такой силой, что пришлось Татьяне Борисовне даже возвращать его обратно на Землю.

— Вообще, Андрей по характеру напоминает мне моего отца, — признаётся она. – Энергичный, на все руки мастер: и сварить, и склеить, и песню написать может. За всё хватается, ничего не боится, обладает острым музыкальным умом и как человек хороший.

Тут в кабинет входит сам Андрей, и тему мы эту закрываем…

 

 

На языке у министерства культуры

 

Концерт «Леля» — это не только песни, но и танцы, шутки, прибаутки.

— Татьяна Борисовна, а чем отличается «Лель» Бориса Калошина от нынешнего? – интересуюсь я.

— Этот «Лель», в отличие от того, сплочённее. Нас немного, и мы, как одна семья. Раньше по 30 человек было в ансамбле, у всех разные интересы. Сейчас, случается, работаем, стонем, просимся в отпуск, но, только оказываемся дома, как скучаем друг по другу, по коллективу и рвёмся обратно. Слава богу, нашли друг друга. Удержать бы нашу солистку Анечку Иваненко. Она уже год у нас. Хорошо вписалась! Сейчас замещает на работе на время декретного отпуска художественного руководителя ДК и нашу солистку Александру Касап. Она собралась уехать из Псебая, когда та вернётся…

— Да уже говорит, что, вроде, из «Леля» не уйдёт… — делится последними данными Андрей Касап.

— Надеемся…

— Получился у вас каким-то особенным юбилейный 2019 год? – спрашиваю я.

— Вообще, после смерти отца нас немного забыли. А сейчас мы вновь попали в обойму. В последнее время всё вертимся на языке у министерства культуры края. То там нас вспомнят, то туда пригласят, — говорит Татьяна Низовцева.

— Да уж, где мы только ни были в этом году: и на телевидении «Кубань-24», и на радио «Казак FM». Даже на дворянском собрании выступали! Нас заметили на одном из фестивалей и пригласили туда. Год выдался очень насыщенным, — подтверждает Андрей.

Тут Татьяна Низовцева, откланявшись, уходит по делам, и мы с Андреем Касапом беседуем уже вдвоём.

— Давай поговорим про коллектив. Помимо тебя в «Леле» ещё двое мужчин. Расскажи о них немного, а то на сцене они обычно скромно себя ведут…

— Да? Это хорошо, что они кажутся скромными… Кстати, участника ансамбля Диденко Сан Саныча мы в шутку называем тихим привидением. Никогда не поймёшь, на работе ли он или нет. Вот и сейчас непонятно. Зато какие фонограммы пишет! Коля Низовцев – талантливый музыкант, играет на разных инструментах, — говорит Андрей.

— Ну, а девушки?

— Девушки у меня все хорошие! Татьяна Борисовна, София Исхакова, Диана Соловьёва, Наталья Мирасова, Инна Шибаева, Анна Иваненко – все обладают уникальными голосами. И самое главное – им нравится то, что они делают. Вообще, хочу сказать, мы все в коллективе стали лучше чувствовать другу друга, слышать. Меня вот уже с первого вдоха понимают.

— Какие у «Леля» творческие планы на ближайшее будущее?

— Двигаться дальше, развиваться. Честно? Как руководитель, больше всего я боюсь быть предсказуемым. Вот, например, слышишь Стаса Михайлова и понимаешь, что от него ждать. Мне же хочется по-другому, чтобы «Лель» был разным, интересным. Если во время разбора новой песни участники говорят, что тот или иной момент им что-то напоминает, то стараюсь переделать его.

— Андрей, а много ли ещё русских народных песен, которые можно спеть?

— Этих песен столько, что за всю жизнь не перепоёшь!

Ну, слава богу! «Лель» должен петь вечно!

 

 

Оставили зрителей довольными, но голодными

 

Цыганские песни и танцы в исполнении ансамбля пользуются особой популярностью у публики.

К своему юбилейному концерту «Лель» готовился суматошно. В Доме культуры активно шёл ремонт, и на репетиции ансамбль мог собраться только после пяти вечера. К тому же у Андрея Касапа параллельным курсом шла сессия в институте.

— Конечно же, хотелось подготовиться спокойно, размеренно. Всё проработать до автоматизма, но получилось так, что даже за день до концерта мы себе до конца не представляли, как всё пройдёт, — признаются участники ансамбля.

Организаторы постарались сделать так, чтобы подарить зрителю двойной праздник: помимо юбилейного концерта «Леля» порадовать его отремонтированным Домом культуры. Ценой больших и совместных усилий это удалось. Зритель, кстати, тоже порадовал, заняв в зале все места и потребовав дополнительные.

Открылся концерт небольшим фильмом о «Леле». Где-то посередине, когда речь зашла о смерти руководителя Бориса Калошина, фильм прервался, дав зрителям почтить память заслуженного работника Кубани минутой молчания. Не молчала в этот момент только виолончель в руках нынешнего руководителя коллектива Андрея Касапа. Она лирично плакала об ушедшем отце-основателе «Леля». Дальше фильм продолжил рассказывать уже о новых и светлых творческих временах культурного дитя Бориса Васильевича.

Само действо на сцене началось с театрализованной постановки в исполнении участников «Леля». Новоселье в казачьей семье. Хлеб, соль, ключи. Без толпы гостей не обошлось.

— Ну-ка, давайте пол на прочность проверим? – предлагает самый активный гость в исполнении Андрея Касапа и запевает одну из визитных карточек коллектива – песню «Мациевский генерал».

Ну, всё, казалось бы, понеслась душа на крыльях песни. Но нет, концерт после зажигательной композиции прервался, правда, для приятной процедуры. «Лель» со сцены поздравили глава района Сергей Ласунов, глава Псебайского поселения Анна Комарова. Всем участникам вручили грамоты, а отремонтированному ДК подарили сертификат на 200 тысяч рублей на приобретение музыкальной аппаратуры.

А вот дальше «Лель» показал все свои творческие грани, и каждая из них была блестящей. Ансамбль пел православные песни — и оживала, сжималась, волновалась зрительская душа; знакомил зал с казачьим творчеством – и тот представлял кубанские просторы, ощущал радость и тоску казака; выступал с цыганскими песнями – и на публику обрушивался шквал страстей необузданных ромалов; запевал русские народные композиции – и открывался наш широкий, как страна, характер. А ещё параллельно «Лель» шутил, танцевал, подыгрывал себе на музыкальных инструментах. Прекрасно поддерживали ансамбль на сцене хореографические коллективы «Твой мир» и «Кармен».

Сам «Лель» выступал настолько тонко и профессионально, что весь концерт думалось только об одном: «Господи, как хорошо, что в этом потрясающем месте есть достойный его ансамбль! Только бы это всё не заканчивалось…». Но вот звучит финальная песня, а тебе всё ещё мало, ты желаешь продолжения этого шикарного музыкального банкета.

Как сказал после концерта Андрей Касап: «Хотелось, чтобы зрители не перенасытились, а остались немного голодными». Так и получилось: голодными они остались, как, впрочем, и довольными.

Дмитрий Бунтури. Фото автора.

 

 

Опубликовано 9 янв | 101 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению