Сегодня
19 ноября
Валюта
63.89
70.41

Как стала я врагом народа в восемь дней от роду

30 октября – День памяти жертв политических репрессий. Грустная дата для многих россиян. Сегодня мы публикуем отрывок из рукописи нашей читательницы «Летопись нашего рода с 1840 года».

 

 

В таких вагонах репрессированных отправляли в Сибирь. В пути они находились долгие месяцы.

 

 

Горькая участь Лёни

 

Лёня. Он остался жив. После войны был репрессирован и отправлен на Урал.

Лёня считался моим дядей. Малец остался сиротой, и его усыновила моя бабушка. Жили они тогда на краю Белой Руси, в Полоцкой области (ныне Витебской), в селе Олесево.

Парню было 16 лет, когда он с другими пацанами ушёл партизанить в леса. Его пленили вместе с друзьями, истязали, но не расстреляли. Готовили к отправке в Германию. Держали их в селе до прихода пульмана (пассажирского вагона). Ребята думали о побеге. Повезло. Полы в том пульмане оказались непрочными,  пленники их вскрыли. Им стреляли в спину, снова поймали, опять истязали, стали готовить к отправке в концлагерь Освенцим. Когда пленников вели строем, у тына стояла моя бабушка. Она рыдала, но попрощаться с сыночком так и не смогла – не пустили.

 

 

 

Враги народа

 

Все мужчины из бабушкиной семьи погибли на фронте. Она осталась одна с малыми детьми. Из-за Лёни, который был в Освенциме, нас объявили врагами народа.

В мае 1947 года смертная казнь была отменена. Сталин говорил, что у него не было пленных, а только предатели. И семьи тех «предателей» объявляли врагами народа. Высшей мерой наказания назначалось  заключение в трудовом лагере на 25 лет.

30 октября 1947 года родилась я, а 8 ноября всю нашу семью посадили в вагон и отправили в Сибирь. Папа до последнего надеялся, что это ошибка. Но, увы. Рыдая, он передал маме в вагон свёрток с новорождённой дочкой и пообещал, что через год, когда закончится его сверхсрочная служба, он непременно приедет к нам (отца не тронули, репрессировали всех по бабушкиной линии).

Два долгих месяца наша семья из семи человек, где были только женщины и трое малых детей, находилась в пути. Конечной остановкой оказался Красноярский край, а точнее село Назарово. Людей там селили в бараки, кровати стояли в два яруса. Холод, голод, потолки текли. Бегали крысы, которых мы не боялись, как и они нас. Ходили стриженными наголо, спасаясь от вшей. Сельское кладбище ежедневно пополнялось. Мы бы тоже там оказались, но мама, не выдержав плача детей, написала папе, что вынуждена выйти замуж за коренного жителя села. Сделала это и спасла нас.

Отчим вырыл большую землянку, выложил её внутри брёвнами и забрал нас из барака. Соломенная крыша той землянки стояла на земле. Из окошка я видела ноги проходивших мимо людей. Таких землянок в селе было много. Все знали, что там живут репрессированные, и помогали нам.

 

 

Слёзы счастья

 

Анна Дадеко — бабушка автора этого текста. Долгие годы вся семья держалась на ней.

Однажды ранней весной 1953 года разом из всех репродукторов полилась вдруг мелодичная музыка Баха. Где-то там, в Москве, испустил дух Сталин. Это было великое событие для миллионов его жертв. Мне было уже шесть лет. Помню рыдания родных. Все плакали, обнимая друг друга. Плакали от безумного счастья вдруг наступившей свободы. Мы, враги народа, теперь были вольны уходить, убегать, уезжать, куда хотим!

Упав наземь, горькими слезами плакала и моя добрая бабушка Анна. Теперь  мы ждали от неё решения, куда ехать. Накануне она получила весточку с Родины о том, что жильё её сгорело и ехать некуда. На тот момент у меня уже было две сестрички-близняшки и братик, через год родился ещё один брат. Бабушка не знала, что нам ответить. Решено было пока остаться здесь. Отчим построил большой дом — руки у него были золотые.

В 1957 году наша семья переехала на Кубань. Я с братьями и сёстрами ходила в школу (ныне школа № 1), в то здание, что до сих пор стоит на углу улиц Кирова – Ленина и радует меня детскими воспоминаниями.

 

 

Спасибо программе «Жди меня»

 

Детям никогда не говорили о репрессии, в те времена репрессированные были изгоями. 16 лет я считала, что родилась в Сибири, пока не обнаружила клочки изорванной телеграммы. Наклеив их на газету, прочла текст. Так я узнала, что родилась в Белой Руси. В телеграмме папа просил маму о встрече со мной, но она скрыла это. Не стану описывать горечь разочарования, никакие слова не передадут те душевные муки.

Я начала искать конец оборванной нити. Спасибо программе «Жди меня». Она помогла мне найти сестру в городе Сумы на Украине,  братьев — во Владимире, Твери и Москве. Ездила в Тверь, на погост отца, просила прощения. Он так и умер, не зная правды, считал, что я сама отказалась от встречи с ним. Как выяснилось,папа долго страдал, получив документ о разводе, но понял и простил маму. Один из братьев подарил мне папину книгу «Воспоминание». Из неё я узнала о его жизни.

30 октября — грустная для меня дата. В этот день я родилась, а через восемь дней стала врагом народа, лишилась Родины и отца.

Светлана Пипа.

 

 

Опубликовано 1 ноя | 67 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению