Сегодня
5 июля
Валюта
70.5
79.22

Испанские дети войны: история с продолжением

Появились новые сведения об испанских детях и их педагогах, эвакуированных вместе с воспитанниками из Ленинграда в село Мостовое в годы Великой Отечественной войны.

 

 

В 1967 году в Москве состоялась встреча Аркадия Подгаецкого (стоит слева) и Берты Кирнос (сидит крайняя справа) с бывшими воспитанниками испанских детских домов, организованная международным движением Красный Крест./Фото предоставлено Зинаидой Тобияш.

 

 

Местные следопыты

 

В газете «Предгорье» мы уже рассказывали о том, что поисковая группа мостовской детской библиотеки под руководством Елены Лях выясняет подробности о судьбе детей-испанцев. Помогают им учитель школы № 30 Светлана Кузнецова, местные жители и все, кто неравнодушен к этой истории. Поисковики уже встретились с мостовчанкой Александрой Герасименко, которая во время войны носила испанским детям молоко. Она рассказала, как группе ребят посчастливилось уйти из Мостовского через перевал. А вот других якобы гитлеровцы расстреляли.

Информацию об этом разместили на сайте краевой детской библиотеки. Спустя год в мостовскую детскую библиотеку позвонила Мария Льянос из Испании. Оказалось, что среди эвакуированных из блокадного Ленинграда испанских детей была её тётя Кармен Льянос. Мария попросила работников библиотеки помочь заполнить пробелы в воспоминаниях тёти, которой сейчас 95 лет, и сама поделилась интересными фактами.

 

 

Весть из Израиля

 

— Недавно Мария Льянос сообщила, что на связь с ней вышла библиотекарь из Израиля Зинаида Тобияш, которую также интересует судьба детей-испанцев и их педагогов. Вот какую историю она рассказала.

Тема зверств фашистских оккупантов на Кубани — это кровоточащая рана в сердце Зинаиды Тобияш. Во время войны её бабушка Геня Тобияш с двумя дочерьми-подростками Люсей и Зиной в числе 78 человек, половина из которых были дети, погибли в станице Джигинка (Анапа). Её 18-летнего (будущего) отца в августе 1942 года призвали на Кавказский фронт. Он был дважды ранен, но остался жив. А вот какая участь постигла его мать и сестёр, неизвестно до сих пор.

 

 

Судьбы эвакуированных

 

Зинаида Тобияш из Израиля. Во время войны её бабушка Геня Тобияш с двумя дочерьми Люсей и Зиной и ещё 78 человек, половина из которых были дети, погибли в станице Джигинка. Об испанских детях она написала очерк.

Об испанских детях и их спасителях Зинаида Тобияш написала очерк. Прикоснуться к этой истории ей помог случай. Как-то она зашла в небольшое уютное кафе в израильском городе Мигдаль Эмек, где познакомилась с его хозяином Антоном. На стенах заведения висели старые чёрно-белые фотографии, на которых были изображены Олег Попов и Юрий Никулин. Зинаида спросила об этих фото. Антон рассказал, что на кадрах вместе с русскими артистами снят его покойный дедушка Иосиф Кирнос. Много лет он работал директором ленинградского цирка.

Зинаида Тобияш заинтересовалась таким фактом и начала узнавать о жизни семьи Кирнос в годы ВОВ. Помогли ей в этом Мария Льянос и родственник Берты Леонид.

Выяснилось, что в еврейской семье Кирнос из Ленинграда воспитывалось трое детей: Берта, Иосиф и Зелик. Когда началась война, оба брата ушли на фронт. Их сестра Берта, в совершенстве владевшая испанским языком, работала воспитательницей в ленинградском интернате для испанских детей на улице Тверской. Вместе с Бертой трудились и её родители.

Когда началась война, младших воспитанников успели эвакуировать на Урал. Вместе с оставшимися в осаждённом городе старшими детьми Берта пережила самую страшную зиму1942 года. По Дороге жизни, их, измождённых и опухших от голода, вывезли на юг, в тогда ещё мирный Краснодарский край. Руководителем всей группы, включая около 200 воспитанников, сотрудников и их семьи, стал директор интерната Аркадий Ефимович Подгаецкий. Все они прибыли в село Мостовое и находились здесь четыре месяца.

В августе 1942 года, когда гитлеровцы стремительно продвинулись к предгорьям Кавказа, было решено срочно уводить испанцев. Двумя группами с проводниками беженцы направились труднодоступными горными тропами к перевалам в сторону Сочи и Сухуми. Почти две недели Аркадий Подгаецкий вёл ребят. Берта постоянно находилась рядом.

22 августа большая часть воспитанников успела уйти через перевал в Сухуми, где они присоединились к испанцам из других детских домов, эвакуированным с Украины. А тех, кто шёл медленнее, сопровождая носилки с лежачими, настиг вражеский десант. На грузовиках под охраной их привезли обратно в Мостовое. Позже фашисты, выяснив, что дети — испанцы, вернули их на родину.

Раненых и Берту гитлеровцы отправили в госпиталь в соседнюю станицу Лабинскую. Ей, еврейке по национальности, грозила смерть. Но ребята не выдали её, сказав фашистам, что она испанка.

Преследуя евреев, оккупанты арестовали Аркадия Подгаецкого. Ночью ему удалось сбежать. Он добрался до Майкопа и скрылся там. После войны Берта и Аркадий вернулись в Ленинград.

— Они настоящие герои, — пишет Зинаида Тобияш. — Благодаря им воспитанники интерната не только пережили страшную блокадную зиму, но и спаслись на Кавказе.

В 1967 году в Москве состоялась встреча педагогов с бывшими воспитанниками испанских детских домов, организованная международным движением Красный Крест. Благодарные ученики пригласили любимую воспитательницу Берту в Испанию, где ей очень понравилось. Со временем у пенсионерки начались серьёзные проблемы со здоровьем. Последние годы жизни она провела в доме престарелых в селе Никольском, под Гатчиной. Скончалась в одиночестве, похоронена в Ленинграде.

 

 

Поиски продолжаются

 

Оказалось, что эта история тесно переплетается с расстрелом еврейских семей в Мостовом. Как выяснила Зинаида Тобияш, престарелые родители Берты Кирнос в числе других сотрудников детдома тоже были эвакуированы на мостовскую землю из Ленинграда. Уйти с дочерью они не смогли, остались, надеясь на чудо. Но чуда не произошло. Их задержали во время облавы на евреев и расстреляли на второй день оккупации Мостового. Сведения о чете Кирнос хранятся в Иерусалиме, в музее Яд ва-Шем.

О зверствах фашистов над евреями свидетельствуют и другие воспоминания очевидцев. Ныне покойному Виктору Калашникову было 14 лет, когда фашисты оккупировали район. Немцы заставили его и друга пасти скот, а сами сопровождали их. Они пытались общаться с подростками. Свои зверства гитлеровцы фотографировали и как-то показали ребятам снимки. На одном из них Виктор увидел истерзанную девочку. Он узнал её. Она была из детского дома, который находился за селом (в бывшем тубгоспитале). Дети оттуда ходили в мостовскую школу. Эта девочка с большими чёрными глазами и длинной косой особенно нравилась ему. Увидев снимок, мальчик не мог оправиться от ужаса. А немец, тыча в фото пальцем, повторял: «Юде, юде». Потом Виктору Александровичу пришлось видеть ещё много смертей, но эту он запомнил до конца своих дней.

Анатолий Лыхо тоже слышал о расстреле евреев. Сейчас он занимается военно-патриотической работой в Мостовском районном совете ветеранов. Анатолий Фёдорович рассказал поисковой группе о том, как в годы войны оккупанты вывезли еврейские семьи в район тубгоспиталя. В это время один мужчина вернулся домой и не застал семью, стал искать по соседям. Ему сказали, что всех евреев повезли на расстрел. Он, сложив руки за спиной, произнёс: «Мне к своим надо». На место расстрела он успел прямо к казни. Эти факты рассказали в своё время местные жители, которых фашисты сгоняли смотреть на их зверства.

Поисковики узнали, что в Мостовском районе к началу оккупации находилось 126 еврейских семей, эвакуированных из других регионов страны. С приходом гитлеровцев только шести из них удалось спастись. 37 семей евреев фашисты расстреляли в районе тубгоспиталя, часть была казнена в Солёном. Остальных отправили в станицу Лабинскую, где их постигла та же участь.

— На месте уничтожения евреев в Мостовском есть стандартная надпись времён СССР: «Здесь покоятся останки советских граждан, расстрелянных гитлеровцами в августе 1942 г.», — говорит Зинаида Тобияш. — Увековечивание имён безвинно замученных людей — священный долг и почётная обязанность всех ныне живущих. Огромную работу в этом направлении ведут участники проекта Российского еврейского конгресса «Вернуть достоинство» (координатор Екатерина Лазарева), а также члены Международного благотворительного христианского фонда «Эвен эзер» и его координатор в регионе Владимир Древинский. Выражаю глубокую благодарность мостовчанам и лично Елене Лях за неравнодушие, за желание узнать и сохранить память о тех тяжёлых днях.

P.S. Уважаемые читатели, если вам известны сведения об оккупации Мостовского района, расстреле еврейских семей и испанских детей, сообщите Елене Сергеевне Лях по телефону: 5-11-52.

Виола Крапивина.

 

 

Опубликовано 22 дек 2019 | 330 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению