Сегодня
6 декабря
Валюта
64.08
70.55

Был ли в селе Солёном завод и как сюда перебралась Сибирь?

Наш корреспондент прогулялась по одной из старых улочек села Солёного.

 

Жилых домов на улице Заводской осталось совсем мало, и не слышно тут звонких голосов местной детворы.

 

 

Здесь живёт история села

 

Итак, мы на улице Заводской. Найти её оказалось несложно. Всё время редакционный водитель держал курс прямо, пока не доехали до края села. Заводская берёт своё начало от центральной улицы Ленина и тянется
всего около километра до реки Кызыл-Бек.

Сторожилов здесь практически не осталось: одни умерли, другие переехали. А новосёлы не застали те времена, когда Заводская процветала. Но всё же нашлись люди, которые рассказали о себе и о маленькой улице со своей историей.

Выяснилось, что деревообрабатывающий завод на краю села открыли ещё в 1938 году. Тогда все улицы в Солёном были безымянные. Лишь в середине пятидесятых годов им дали названия. До этого времени
Заводскую селяне называли Сибирью, потому что многие строители завода приехали из тех мест. После того как стройка завершилась, они остались в селе. Жили в бараках и трудились на заводе. Потом начали строить
свои хаты на этой улице.

В те времена помимо завода здесь были магазин продовольственных товаров, клуб, баня, кузница и конюшня. Сегодня от них не осталось и следа — всё заросло деревьями.

Да и жилых домов на этой улице совсем мало. Правда, есть тут несколько новостроек и даже в конце Заводской собираются построить базу отдыха, но такого оживления, как было раньше, нет уже много лет.

 

 

Свидетели и судьбы

 

Иван Поповский с 12 лет работал на местном заводе.

Труженик тыла Иван Поповский сейчас живёт на улице Пушкина, а родился и вырос на Заводской. Его родители стояли у истоков создания села Солёного.

Когда началась война, отец и брат Ивана Фёдоровича ушли на фронт вместе с другими мужчинами. Остались только женщины, дети и старики. Все они трудились на этом заводе. И Поповский пошёл туда мальчишкой. Сначала ему было очень тяжело, тайком от всех плакал, а потом привык.

— В августе 1942 года фашисты оккупировали Солёное, — вспоминает Иван Фёдорович. — В селе быстро пришли им на помощь местные полицаи. Но на нашей улице не было ни одного предателя. Там жили только честные и трудолюбивые люди. В январе 1943 года гитлеровцев прогнали с нашей земли. После них, как
после пожара, не осталось ни одной скотины во дворах, всё съели негодяи. Отступая, даже паровик с завода пытались утащить, но потом бросили его в шести километрах от села.

— Что такое паровик? — спрашиваю я.

— Это паровоз без колёс, отапливался он дровами, — поясняет мой собеседник. — К нёму прикрепляли ремень, который запускал пилораму. Без него работа вся стояла, пока начальник завода Иван Матвеевич Кавун не при- тянул его обратно.

После войны многие фронтовики с улицы вернулись инвалидами. Погиб в боях брат Ивана Поповского, а отец пришёл домой в 1946 году и продолжил трудиться на заводе. Иван Фёдорович вместе с отцом и другими работниками строил большое помещение для конторы завода и клуба.

— Когда закрыли завод и почему?

— Перестало работать пред- приятие в середине шестидесятых годов. А почему это произошло, мне не известно.

Тамара Майорова работала истопником в бане на Заводской.

Ещё одна долгожительница Тамара Майорова знает о заводе не понаслышке. Её тётя приехала в село в 1937 году строить завод. Работала она наравне с мужчинами. К ней в начале пятидесятых годов и переехала из Сибири семья Тамары Федосовны. Построили они на этой улице турлучную хату.

Тамара Майорова говорит, что работа на заводе кипела. На лошадях люди возили древесину из леса, тесали из неё заготовки для кадушек и распускали на доски. В своё время руководил заводом Клименчук (имени его она не помнит), а мастером был Григорий Петрович Акулов. Оба трудились на совесть и подавали другим пример.

Сама Тамара Федосовна работала истопником в бане, растила детей и держала живность. Почти у всех жителей Заводской был во дворе скот. С улицы собиралось целое стадо коров. Жили тогда скромно, но воспоминания о той жизни у женщины остались самые приятные.

 

 

Жизнь на шумной улице

 

Екатерина Деревских помнит, как разваливались хаты на когда-то шумной улице.

От первого дома на улице Заводской сейчас остались одни обломки. Нечётная сторона начинается с дома № 3, где почти 60 лет живёт Екатерина Деревских. Сюда её родители переехали из Казахстана.

— В начале улицы не было этого лесочка. Тут под самую кручу шла река Кызыл-Бек, — рассказывает Екатерина Фёдоровна. — Ходили мы по горе, пока не отвели русло реки. Грязи на улице никогда не было. Земля у нас песчаная. Только дождь пройдёт — и сразу сухо.

В основном на Заводской строили деревянные хаты, белили их, сажали цветы в палисадниках. По праздникам около каждого дома собирались соседи: шутили, пели и плясали. А сейчас, если кто запоёт, так подумают, что напился.

Шумно на Заводской было не только по праздникам, но и в будни. Екатерина Деревских вспоминает, что жили на этом краю 82 школьника, а сейчас только двое. Как и её сверстники, она не сидела ни минуты: играла в прятки, лапту, в казаки- разбойники. Бегала с детворой в клуб, где крутили кино. А ещё помогала родителям сажать картошку. Урожаи здесь были такие, что хватало на всю зиму, на семена, да ещё и на продажу. Славился в Краснодаре солёновский картофель.

— Вы подросли и пошли работать на этот завод?

— Нет, мне было 12 лет, когда его закрыли. Долгие годы я трудилась станочницей сначала на мебельном предприятии Курджинова, а потом в солёновском паркетном цехе. Но Заводскую ещё долгие годы люди продолжали называть не только Сибирью, но и крайтопом — это было головное управление завода.

Екатерина Фёдоровна с грустью рассказала, что со временем на её глазах развалилась не одна хата, и жизнь на шумной улице постепенно угасла. Радует женщину лишь то, что по-соседству появился новый дом, который построил её сын.

 

 

Как с соседями дружили

 

Галина Косилова живёт на Заводской более полувека.

Галина Косилова проживает в селе с 1943 года. Раньше у них был большой дом в Адлере. Когда началась война, мама вместе с ней переехала к своим родителям в Солёное. Повзрослев, Галина Алексеевна обзавелась семьёй. С мужем они купили хату на Заводской, а потом построили дом.

— На заводе я трудилась рабочей, — говорит она. — Это был филиал псебайского деревоперерабатывающего предприятия. Многие жители с нашей улицы работали там. После того как завод закрыли, туго пришлось
всем. Правда, кому-то повезло устроиться на паркетный завод, который находился тогда в начале
Солёного. Кстати, свою продукцию они отправляли даже в Москву. Остальные бросились на поиски работы в Курджиново. Я устроилась там на мебельный завод, получала немного, но всем была довольна. Хорошо мы жили, очень хорошо!

— А с соседями дружили?

— Конечно, в основном здесь жили приезжие со всех уголков страны. Как на подбор они были порядочными и душевными людьми. Даже в советские времена мы отмечали все православные праздники: пекли куличи
на Пасху, разносили кутью, не боясь, пускали в дом ряженых. А ещё, управившись с делами, собирались семьями и при керосиновой лампе играли в лото. Электричество у нас появилось только в 73-м году.

Как и многие соседи, Галина Алексеевна держала коров, телят и птицу. Корм был тогда недорогой, ездили за ним в Псебай. У неё и сейчас не пустует курятник. Только шакалы не знают страха — не раз уже таскали кур у пожилой женщины. А раньше боялись приближаться к домам.

 

 

Есть ли у Заводской будущее?

 

Елене Косиловой нигде не жилось так спокойно, как на Заводской.

По-соседству с Галиной Косиловой живёт её дочь Елена. Оставив домашние хлопоты, она предлагает мне прогуляться по улице. Показывает, что нечётная сторона Заводской уходит немного влево, а от их дома
вправо начинается маленькая улица Новозаводская.

— Где стоял завод, не знаю. Я не застала те времена. Слышала от людей, что находился он у пруда, — рассказывает Елена Васильевна. — А вот в баню и в клуб ходила. Они были в конце улицы. Потом в середине шестидесятых годов клуб разобрали и перенесли в центр.

— К тому времени жизнь на улице уже затихла?

— Нет, детей по-прежнему было много. Мы со старшими братьями и сёстрами играли на улице, ходили в лес за грибами и малиной. Обязательно брали с собой сало, чтобы пожарить его на костре.

Повзрослев, Елена Косилова уехала из Солёного на Украину, а оттуда — на Север. Всю жизнь она проработала
воспитателем в детском саду, а семь лет назад вернулась на родину. Нигде ей не было так спокойно и хорошо, как на своей любимой улице.

К тому же сейчас рядом с ней строит дом её сын Антон — один из немногих молодых людей, которые не променяли село на город и нашли себя здесь. Антон — предприниматель, занимается заготовкой дров. Он верит, что у Заводской есть будущее.

— Верю, что со временем сюда приедут новые жители и построят дома, — говорит с надеждой Антон.
— Они найдут себе занятие по душе, которое будет приносить доход. Это позволит им создавать большие семьи и счастливо жить. И тогда наша улица сможет стать, как и прежде, оживлённой и шумной.

Виола Крапивина. Фото автора.

 

 

Опубликовано 1 дек | 251 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению