Сегодня
21 апреля
Валюта
75.55
90.46

Ахиллесова пята ветерана боевых действий

Псебайцу Роману Соклакову пришлось пережить серьёзнейшие испытания на прочность во время армейской службы. Впрочем, они продолжаются и поныне.

 

 

 

 

Псебайцем Роман стал не сразу. Он родился в Андрюках и оттуда был призван в армию. Служить ему нравилось, и когда истёк срок службы по призыву, сразу же стал контрактником, подписав договор на продление службы ещё на такой же период времени. В декабре 2004 года в составе миротворческих сил парень отправился в Абхазию. Большую часть контракта его часть дислоцировалась на границе мятежной республики и Грузии, охраняя контрольно-пропускной пункт на реке Ингури, и лишь через год вернулась в Майкоп. В мае 2006 года закончился контракт. Роман решил попробовать себя в гражданской жизни, приехал домой, устроился на работу, но быстро понял, что военная жизнь всё-таки притягивает больше. И в начале 2007-го вновь стал контрактником, теперь уже на три года. На этот раз его зачислили в часть, стоящую в Молькино. Буквально через месяц Роман уже был в Чечне. Одно из первых впечатлений – вооружённые авиационными ракетами вертолёты МИ-8. А ведь инструкции строго-настрого запрещали ставить на них ракетное вооружение. Стало ясно, что здесь будет не до шуток.

В составе бригады специального назначения Роман Соклаков участвовал в контртеррористической операции в горной местности. Чеченская командировка продлилась полгода, затем на пару месяцев подразделение вернулось в Молькино. В марте 2008 года – новая командировка, на это раз в Ингушетию, в посёлок Троицкий. Там контрактников постоянно обстреливали боевики, а тех, кто по разным причинам оказывался за расположением части, нередко находили убитыми. Роман как разведчик (на должности старшего) ходил в ночной дозор, устраивал засады на боевиков. Некоторых удалось поймать. Так прошло два месяца. Выполнив поставленную командованием задачу, Роман с сослуживцами некоторое время находился в мобильном резерве, но уже в августе 2008 года, когда началась пятидневная война с Грузией, охранял Рокский тоннель от диверсионных групп. Его часть оставалась там до тех пор, пока не ушли все войска дополнительного контингента российских войск.

В конце года – вторая командировка в Чечню. Ничего хорошего Роману она не принесла. 8 марта 2009 года группа разведчиков-спецназовцев возвращалась с задания и направлялась к месту, где их должен был подобрать вертолёт. Около 11 часов дня Роман подорвался на самодельной противопехотной мине, установленной боевиками, наступив на неё левой ногой. Осколками ему раздробило ступню и нижнюю часть голени, зацепило и правую руку. Романа с превратившейся в месиво ногой друзья-сослуживцы на руках донесли до машины, на которой уже подъехали к вертолёту. Всё это время, пока Соклаков не попал на операционный стол, где ему ввели наркоз, он был в сознании и испытывал жесточайшую боль.

В госпитале в Гизели, что под Владикавказом, Романа прооперировали в течение месяца дважды. Ходить самостоятельно, естественно, он не мог, передвигался только на костылях. За два года ему пришлось ещё трижды ложиться на операционный стол. Ставили аппарат Илизарова, потом снимали. Хотели вставить ещё искусственный сустав, но позже посчитали это нецелесообразным. В итоге после всех операций нога стала короче на пять сантиметров, а на конце её вместо ступни фактически была сформирована культя. Роман хоть и получил возможность ходить самостоятельно, но повреждённая нога не сгибается и до сих пор каждый шаг отдаётся болью во всём теле. Без отдыха, без перерыва на несколько минут больше 100 метров пройти невозможно.

Тем не менее Роман оставался на службе (его признали ограниченно годным), но всё же по состоянию здоровья в 2013 году уволился в запас. Получил от министерства обороны компенсацию за полученную травму, на эти средства купил дом и грузовик. Женился, дважды стал отцом, сейчас работает вахтовым методом в Красной Поляне. Жалеет лишь об одном – что врачи не отрезали повреждённую ступню. Те, кому по медицинским показаниям ампутировали ногу, получили протезы и сейчас передвигаются практически нормально, даже не прихрамывают, в том числе два сослуживца, с которыми Соклаков регулярно общается. А провести ампутацию Роману врачи отказываются, считают, что раз удалось избежать протезирования и сохранить ногу, пусть и не в идеальном состоянии, то этот вариант лучше, чем отрезать раз и навсегда, ведь обратно уже не пришьёшь. Роман с подобной постановкой вопроса категорически не согласен – ходить с такой ногой ему, а не хирургам из военного госпиталя, но к его мнению военные медработники не прислушиваются. Такая вот патовая ситуация на протяжении многих лет. Так и остался Роман со своей поистине ахиллесовой пятой, доставляющей ему кучу проблем.
Кстати, за участие в боевых действиях в горячих точках Роман награждён нагрудным знаком «За службу на Кавказе», знаком «Парашютист-отличник», имеет удостоверение ветерана боевых действий и льготы министерства обороны.

 

Никита Вагаев. Фото из архива Романа Соклакова.

 

 

Опубликовано 23 фев | 104 просмотров

Оставить комментарий

* Обязательно к заполнению